homecoming

Объявление

WILLSONYA

billyadamleorobert


способности, авторский мир, 18+
нортфилд, миннесота
баттл-крик, мичиган
июнь, 2038 год

ренегаты vs. вигиланты
8101 : 8019

26.09.2018 Йо-хо-хо, пираты, подвезли свежий квест и сюжетные задания.
06.08.2018 С Днем Рождения, Револт! Чуть больше о приятном здесь. А в этой теме - результаты голосования.
01.08.2018 Револт! Настало время выбрать самых-самых в нашей практически ежегодной Revolt Awards #3.
13.06.2018 Револт, павший лидер сопротивления передает неожиданный привет.
06.06.2018 Тыры-пыры, Револт с Днем рождения! А здесь кое-что об обновлениях.
06.04.2018 Два новых квеста уже на передовой, а - здесь вы найдете их участников. А в этой теме - немного праздничного упороса. Ура, товарищи!
04.04.2018 В ожидании грядущих квестов - свежий тизер.
02.04.2018 А вот и свежие бонусные задания подвезли - налетаем!
21.03.2018 Друзья, радуем вас обновлением информации об экзоброне - в этой теме.
08.03.2018 Сегодня поздравляем наших дам - здесь и вот здесь!
06.02.2018 Без лишних слов - Револту два года! Кликайте по ссылке, там вас ждет много всего интересного. 30.12.2017 Предновогоднее организационное объявление о нашем с вами квестовом режиме во время праздников.
29.12.2017 Настроеньеподнимательный раздел. Поздравляем друг друга, обмениваемся подарочками, спасаем елки от котов.
11.12.2017 Открываем рождественский сезон записью в Тайного Санту. Спешите, набор участников продлится всего несколько дней.
08.11.2017 Очередная праздничная дата на Револте вместе с обновлениями и приятными бонусами
17.10.2017 сюжетные задания - в новом формате.
01.10.2017 Начало октября - время отопления, горячих напитков и нового сюжетного поста в вестях с фронта. На этот раз - о событиях прошлого.
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!







У Мёрфи болит, кажется, каждая клеточка измученного организма — ни одна адреналиновая вспышка не вернёт потерянного за недели недоедания и недосыпа, поэтому сил на то, чтобы подняться, у девчонки просто не остаётся. Собственный скулёж, остающийся где-то на грани, раздражает, но... [читать далее]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » homecoming » Adam & Billy [2] » Глава 1


Глава 1

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

***

+1

2

АДАМ, ПРИЕЗЖАЙ http://funkyimg.com/i/2JVEy.gif

+1

3

Адам молча вел машину к дому Билли, стараясь не обращать внимание на хмурый вид Лео, сидящего на пассажирском сидении. Приборная панель форда Миддлтона показывала ровно два часа ночи, что очень хорошо чувствовало его вымотанное тело, но пока не в достаточной степени понимал мозг. Адам все еще пытался осознать произошедшее, как-то разложить шокирующую информацию по полочкам, но в голове творился полный хаос. Понимание того, что эти две недели поисковые ресурсы всего штата были задействованы для обнаружения совершенно не того человека, болезненно царапало изнутри и наотмашь било по самолюбию. Роберт Андерсон, конечно, святым не был - финансовые махинации, отсутствие платежей по алиментам и прочее в подобном духе, но... он никого не убивал. У него физически не было на это возможности.
Адам вдруг нервно усмехнулся этим мыслям, невольно представив, как расчлененный труп убивает других - отличная зарисовка для нового хоррора "Месть финансового махинатора". Мозг Миддлтона, похоже, был сильно перегружен, раз подкидывал настолько неуместные образы. Лео, услышав усмешку друга, повернулся и скрестил руки на груди:
- И чего это тебе так весело? - друг помрачнел еще сильнее. - Мало тебе было моего выговора за то, что ты в этот дом один сунулся и даже меня - меня! - не предупредил? Так я могу еще добавить.
Миддлтон выдохнул, устало всматриваясь в освещенную фарами дорогу. За окнами мелькали жилые дома и небоскребы, погруженные в темноту и сон, освещаемые только уличными фонарями и рекламными вывесками. Сейчас Адаму как никогда, вслед за остальными жителями города, хотелось просто упасть и уснуть, а утром понять, что все это: визит к Диккерсонам, разговор с Робертом, чертов "подарок" - все это лишь дурной сон. В этот момент Миддлтон с удовольствием бы облегченно выдохнул и продолжил работу над делом, продолжил бы искать Андерсона. Вот только... Боба они уже нашли.
"Черт".
- Лео, остынь, - наконец, произнес Адам. - Я ведь уже пообещал тебе, что такого больше не повторится. Но, согласись, ты бы пригнал туда всех, кого смог найти?
- Конечно, - кивнул Лео. - И тогда бы мы точно его взяли.
Миддлтон лишь крепче стиснул зубы, сильнее сжав руль. В этот момент Адам старался не смотреть на друга, чтобы не выдать собственного возмущения.
- Да, легко об этом говорить, когда уже известно, где был убийца, - в голосе Миддлтона все же послышались металлические нотки. - А если бы все это время он сидел, наведя снайперский прицел на тебя, кого-то из моих близких или на Билли? При таком раскладе, позвонив тебе или собрав отряд подкрепления у дома Диккерсонов, я бы подписал кому-то из вас смертный приговор. Ты уж меня прости, но я не был готов пойти на такой риск.
- Не, нет тебе прощения, - покачал головой Холден. - Своей жизнью ты тоже не имел права так рисковать. Супермен чертов.
Адам поморщился, как от зубной боли, и мотнул головой.
- Лео, - произнес он уже более спокойно, но настойчиво, - я дико устал. А нам еще рассказывать обо всем Билли, и думаю, она вряд ли обрадуется тому, что произошло. Я тебя очень прошу, давай на сегодня без нотаций. Завтра можешь хоть весь день этим заниматься, когда я высплюсь и, наконец, смогу нормально осознать все произошедшее.
Холден внимательно смотрел на друга, благодаря всех святых за то, что этот благородный дурень остался в живых. Потому что с большей вероятностью могло произойти так, что отряды копов и Бюро во главе с Лео прибыли бы уже на жестокое убийство агента. От мыслей о возможном трагическом раскладе Холдена до сих пор потряхивало, что выливалось в претензии и чтение нотаций.
"Ох и идиот ты рисковый, - думал про себя Лео, обращаясь к Адаму, - ты ведь мог умереть в том доме. Думаю, ты это понимаешь. Я бы... не уверен, что смог бы пережить твою гибель".
- Ладно, - буркнул Холден, ничем не выдав своих истинных эмоций, - твоя взяла. Надеюсь, что хотя бы Билли вправит тебе мозги.
- Да вы издеваетесь, - едва не простонал Адам, поворачивая в сторону на улицы, где жила девушка.
- А как ты хотел, чикагский герой? - пожал плечами Лео. - Ты ведь боишься нас потерять? Вот и подумай, как бы ты себя чувствовал, если бы нечто подобное выкинул я или Билли.
Миддлтон вспомнил, как после убийства в парке Краун отчитывал девушку за то, что она без всякой подготовки и страховки решила рвануть за маньяком, и что при этом творилось у самого Адама внутри.
- Да, - нехотя отозвался он. - Я понимаю.
- Вот и не криви лицо. Черт возьми, да я готов был тебя своими руками придушить за то, что ты так рисковал собой.
- Горячая мексиканская дружба? - усмехнулся Миддлтон, паркуясь напротив дома Билли.
Да уж, друг в своем репертуаре - если не погиб от рук убийцы, то жди расплаты от Холдена.
- А как же, - голос Лео зазвучал уже намного спокойнее. - В следующий раз трижды подумай о том, что маньяк с его кровавыми привычками покажется тебе школьников по сравнению с той взбучкой, которую я устрою тебе после очередной такой рисковой выходки.
Адам вновь покачал головой, прекрасно понимая, почему Лео так себя ведет, более того, он бы сам так же разносил самого Холдена, если бы с ним случилось нечто подобное. Друг был прав, Миддлтон, так же как и Лео, сильно боялся (что было вполне естественным чувством) потерять любого из своих близких друзей или родственников.
- Буду иметь это в виду, - отозвался Адам и заглушил двигатель, поднимая взгляд к знакомому окну, в котором, несмотря на позднее время, все еще горел свет. - Я думаю, вы с Билли еще посоревнуетесь за то, кто для меня будет пострашнее маньяка.
- А ты давай не шути так, Казанова, - прищурился Лео, отстегивая ремень безопасности, - лучше хорошенько подумай над тем, что сказал я, и что еще скажет Билли.
- Подумаю обязательно, - вновь устало выдохнул Миддлтон.
После тяжелого дня и сумасшедшей ночи, Адама постепенно отпускал шок от открывшейся правды и адреналин от чертового звонка. Сейчас очень хотелось увидеть Билли и еще спросить о том, как она узнала, что Андерсон не убийца? Мысль о том, что информацию ей мог каким-то образом подкинуть сам маньяк, не шла у Миддлтона из головы. Поэтому ему еще очень хотелось убедиться, что с ней все в порядке, а затем... обнять девушку, спрятать от всего и самому успокоиться в ее объятиях. Миддлтон так бы и уснул рядом с ней, потому что после всего того ада, что удалось сегодня пережить, присутствие Билли подействовало бы на него совершенно умиротворяюще. По непонятной даже самому Адаму причине, он был абсолютно в этом уверен. Но к сожалению, пока ему такая роскошь - близость к Билли, - была недоступна, и от этого на душе становилось по-особому тоскливо.
Забрав ключи, бумажник и оба телефона, Миддлтон вышел из машины вслед за Лео, с наслаждением вдыхая прохладный ночной воздух, стараясь успокоить мысли и привести в порядок разрозненные эмоции. В конце концов, сейчас уже все относительно нормально: Адам до сих пор жив, а значит, расследование продолжается, криминалисты заняты разбором улик в доме Диккерсонов, и завтра Миддлтону вновь придется с головой нырнуть в это дело - приступить ко всему с самого начала. И самое главное: никто из его близких не пострадал, даже он сам отделался легким испугом. И по этой причине одна мысль все не давала Адаму покоя - почему маньяк заманил его к себе, но в итоге отпустил? Возможно, в этой ситуации теория Билли относительно того, что "игра" только началась - имеет место быть, а может, дело было в чем-то другом. Об этом Адам еще спросит "Роберта", когда тот вновь позвонит или того лучше - сядет напротив него в комнате для допросов.
Тишина и мирная атмосфера квартала, в котором жила Билли, успокаивали Миддлтона, даже Лео на время погрузился в свои мысли и сохранял молчание, видимо, успев высказать все, что накипело со звонка Адама и его же рассказа о том, что произошло, и теперь копил новую порцию нотаций, запасая ее уже на завтрашний день. Весь путь от подъезда до квартиры парни проделали в полной тишине. Лишь эхо их шагов разносилось по зданию, жители которого спокойно спали, даже не подозревая о том, что расследование по поимке самого опасного маньяка Чикаго в эту ночь резко откатилось назад ровно на две недели.
Об этом Адам пока старался не думать, как и о том, на самом ли деле маньяка зовут Роберт или он все это время успешно прикрывался личностью Андерсона, водя всех за нос? Эти мысли Миддлтон пока решил оставить на завтра, когда он уже на свежую голову вновь сядет за имеющие улики и доказательства, соберет все воедино и внесет Боба в отчет уже не как главного подозреваемого, а как жертву, довольно долгое время служившую хорошим прикрытием настоящему убийце. Сейчас же Адам предпочитал полностью переключиться на желание увидеть Билли, которое заполняло его с ног до головы и окутывало теплом и уютом, даже несмотря на то, что разговор с ней явно будет не самый простой. В этот момент Миддлтон рад был оказаться здесь в окружении близких ему людей - жутко недовольных его поступком, но... таких родных.
- Ну что, момент истины? - произнес Адам, когда они с Лео оказались напротив двери, ведущей в квартиру девушки.
- Сразу предупрежу, на меня даже не рассчитывай, - покачал головой Холден, вынырнув из своих размышлений. - Защищать тебя я не буду, скорее добавлю еще сверху.
Миддлтон усмехнулся, качнув головой, и нажал на звонок, слыша, как характерная трель разносится по квартире.

+1

4

***

С момента, как Адам довольно поспешно завершил их разговор по телефону, прошло почти четыре часа, за которые Билли едва не сошла с ума от волнения. Мало того, что внезапное осознание ошибки занимало практически все мысли Сэлинджер и заставляло взглянуть на все проработанные теории и версии совершенно под другим углом, что было неприятно на вкус и отрезвляющей пощечиной напоминало о том, что убийца обошел их по всем фронтам, так еще и Адам, оказывается, теперь в курсе этого, но по какой-то причине он слишком занят и не может говорить.
Да, он агент ФБР, он всегда чертовски по уши в делах, но что-то в голосе Миддлтона и в его коротких фразах зацепило Билли, которая, скорей, поверит в существование снежного человека, чем в то, что у Адама все хорошо. И вот прошло уже несколько часов, а от него до сих пор не было никакой внятной информации.
Единственное, что он прислал - это короткое сообщение, в котором сообщил, что они с Лео заедут сразу после того, как "закончат с делами".
- ...это не Андерсон! Адам, это не Андерсон убийца!
— Да, я... знаю.

"Черт возьми".
После неудавшегося звонка разговор с Дэном пошел на спад, хотя и до этого не был образом идеальной во всех отношениях беседой двух не так давно расставшихся людей. Но как только Сэлинджер вернулась за стол, все ее мысли были, где угодно, но только не в этом ресторане. И Розенберг не был бы собой (как и не был бы ее бывшим женихом), если бы не заметил состояние Билли, при котором девушка довольно рассеянно поддерживала разговор, иногда отвечала невпопад, а то и вовсе пропускала часть сказанного Дэном или заданные им вопросы.
- Знаешь, Биллз, так не пойдет, - наконец, заключил Розенберг, расплачиваясь по счету. - Не знаю, что с тобой, но ты где-то не здесь, и разговор у нас не получится.
Билли виновато посмотрела на парня, но смогла лишь покорно кивнуть в ответ, прекрасно понимая, что ничего внятного сегодня от нее он не дождется.
- Извини, - только и смогла сказать Сэлинджер, направляясь вместе с ним к выходу. - Я кое-что узнала, и... я сейчас не могу думать ни о чем другом.
- Ну, конечно, - усмехнулся Розенберг, открывая дверь перед Билли, пока швейцар Эйб разбирался с каким-то пьяным посетителем на входе. - Классическая Билли Сэлинджер.
Дэн остановился на улице в паре метров от ресторана и повернулся к девушке, глядя на нее не то с грустью, не то с заслуженной обидой.
- Дэн, - тихо произнесла его имя Билли и шагнула к Розенбергу, но тот внезапно выставил руку перед собой и сделал шаг назад.
- Не надо, - внезапно резко ответил журналист и покачал головой с усмешкой. - Ничего не меняется, да? Ты ведь уже давно такая. Все время где-то там, где угодно, - он неопределенно взмахнул рукой, - только не со мной. Не знаю, на что я надеялся.
- Дэн, послушай меня, - Билли упрямо шагнула к нему во второй раз и даже несмотря на то, что Розенберг отвел взгляд в сторону, проговорила: - произошло нечто очень серьезное, что может стоить жизней другим людям. И я не могу прямо сейчас думать ни о чем другом, кроме этого. Я... очень хочу поговорить с тобой, мы должны поговорить. Но не сегодня, - Билли немного неуверенно опустила взгляд на пиджак Розенберга и, протянув руку, осторожно подергала его вверх-вниз. - Дэ-эн, прием-прием, - по старой привычке позвала она парня, и он не удержался от того, чтобы вновь посмотреть на Сэлинджер, ведь, в конце концов, в их совместном прошлом тоже были свои особые жесты и запрещенные приемы.
Ничего не отвечая, Розенберг кивнул - практически не хотя и в то же время через борьбу и сильное желание остаться сегодня рядом с ней.
На том они и разошлись, а Билли не оставалось ничего другого, кроме как сидеть у себя дома, нервно поедая кукурузные палочки, которые запивала вином под просмотр дурацких комедий по телевизору, сюжет которых прошел как-то мимо нее, пока дожидалась Адама и Лео.
И когда в дверь, наконец, позвонили, Сэлинджер вскочила с дивана, едва не перевернув бокал с остатками вина и тарелку с палочками, и бросилась в коридор. Мельком взглянув в глазок (предосторожности никто не отменял, особенно в связи с новой информацией), Билли открыла все замки и распахнула дверь.
- Наконец-то! - выпалила она, облегченно рассматривая Миддлтона и Холдена.
Но, кажется, ее радость была преждевременной: на парнях лица не было.
- Привет, Билли, - едва заметно улыбнулся Адам, невольно окидывая взглядом ее одежду. Тонкий длинный свитер, по которому горизонтальными широкими полосами расходились темно-синий, белый и серый цвета, черные лосины, от которых ее ноги выглядели невероятно соблазнительно, и мягкие домашние тапочки.
"Я в раю", - невольно подумал Миддлтон, чувствуя, как с порога окутывает теплом и уютом, и прошел в квартиру.
- Привет, - махнул рукой Лео, все еще пребывая в состоянии крайнего недовольства, и прошел через дверь вслед за Адамом.
- Заходите, - Сэлинджер отошла от двери вглубь коридора и кивнула обоим: - Идем в гостиную. Я тут с ума схожу, это просто жесть какая-то.
При этих словах Миддлтон взглянул на Лео, но тот только прищурился, всем своим видом повторяя слова о том, что Адаму придется самому успокаивать девушку, особенно после предстоящего рассказа.
Серьезно разнервничавшись, Билли направилась в комнату за спасительным бокалом, но в последний момент остановилась рядом с диваном и, передумав допивать вино, обернулась к парням.
- Вы первые. Рассказывайте.
Оказавшись в гостиной среди обилия вещей и различных декоративных украшений, Адам вновь почувствовал себя не в своей тарелке, теперь ему казалось, что каждая статуэтка, картина и даже свеча смотрит на него с укором.
"Черт, мне надо как следует выспаться", - подумал он, мотнув головой, и перевел взгляд на Билли.
- Думаю, нам всем надо сесть, но сначала я хочу кое-что сделать, - Миддлтон решительно сделал шаг в сторону девушки (под округлившийся взгляд Лео) и мягко коснулся ее рук выше локтя, а затем, под не менее круглый взгляд Сэлинджер, которую одновременно бросило и в жар, и в страх, притянул к себе и крепко обнял. - Я очень рад, что с тобой все в порядке, - тихо прошептал он, чтобы его услышала только Билли, и прижался щекой к ее волосам, вдыхая приятный запах цитруса и ванили.
Бесшумно и облегчённо выдохнув, Сэлинджер не стала отстраняться, и, чувствуя, как от Адама через одежду и крепкое объятие невольно передаётся весь пережитый им стресс, Билли мягко, словно пытаясь спрятать Миддлтона от его же эмоций, обвила его шею руками и провела пальцами по его волосам.
"Все хорошо", - хотела шепнуть она, но предпочла сделать это без слов, что получалось у неё гораздо лучше.
Объятие длилось не дольше тридцати секунд, а после Адам отстранился, чувствуя, как быстро бьется собственное сердце и как приятная дрожь разбегается по всему телу. Жаль, что в этот момент он не мог позволить себе большего.
Миддлтон опустился на диван, но расслабиться так и не смог. И тому причиной было не только его общее состояние, а также его финт с объятием, но и не совсем комфортные ощущения от интерьера квартиры девушки, к которому Адаму еще предстояло привыкнуть. Пока ощущения от окружения у Миддлтона были довольно смешанные: с одной стороны - ему было очень хорошо здесь, энергетика квартиры и самой Билли успокаивали и настраивали на волну отдыха, с другой - его заморочки по поводу идеального порядка и аккуратности не давали в полной мере насладиться, как обстановкой, так и обществом самой девушки. На миг Адам даже подумал о том, чтобы переместиться на кухню на свой "наблюдательный пункт", но в тот же момент одернул себя, заставив собраться с мыслями.
Зато Лео выглядел так, будто попал в любимый музей, с его лица даже исчезло возмущение, заменившись любопытством, с которым он разглядывал интерьер гостиной, стараясь подметить все мелкие детали.
- Надо же, - произнес Холден, удобно располагаясь на диване, - у тебя тут просто потрясающе.
- Спасибо, - смущенно отозвалась Билли, усаживаясь в кресло рядом с диваном, и зажала между коленями подрагивающие от волнения пальцы - и виной этому был Миддлтон с его объятием.
- Ты как, Адам? - хитро посмотрел Лео на друга, намекая и на объятия, и на довольно хаотичную обстановку в квартире Сэлинджер.
- Нормально, - заверил его Адам и заставил себя вернуться к рабочим мыслям, к которым, к слову, возвращаться сейчас вовсе не хотелось. Миддлтон с удовольствием бы заставил себя обо всем забыть, но Билли должна была узнать о произошедшем, иначе их дневной разговор о взаимном доверии не стоил и цента. - Итак, - произнес Адам, опираясь локтями на собственные колени, - с чего бы начать?
- Например, с того, что ты сказал мне по телефону, - нахмурилась Билли.
- Или, думаю, с того самого момента, как тебе вновь позвонил этот чертов псих, - подлил масла в огонь Холден.
- Что?? - выпалила девушка и впилась взглядом в Адама. - Он опять звонил?!
- Лео, - укоризненно посмотрел на него Миддлтон и покачал головой.
- Рассказывай! - потребовала Сэлинджер, убирая волосы за уши.
- Да, наверное с этого и начну, - Адаму вдруг стало очень тяжело говорить, слова будто прочно застряли где-то в груди и не желали показываться наружу. Пришлось приложить серьезные усилия, чтобы вновь обрести дар речи. Миддлтон глубоко вздохнул, голос его звучал немного хрипло и устало. - В общем, сегодня я засиделся в офисе допоздна, выехал только в девять вечера. Я уже мечтал о хорошем ужине и горячем душе, как на мой телефон поступил вызов с неизвестного номера - звонил Роберт. Ну, не совсем он, конечно, на том конце провода в очередной раз звучал его голос.
В этот момент Адам внимательно посмотрел на Билли, все еще не понимая, откуда она узнала о том, что Андерсон не убийца. Миддлтон так и рвался задать вопрос на эту тему, но девушка дала им с Лео высказаться первыми, значит, сама еще обо всем расскажет.
- Итак, - продолжил Адам, пока Билли в нетерпении и ожидании подробностей покусывала нижнюю губу, - Роберт вновь пытался вывести меня из себя, но в этот раз звонил с определенной целью. Он сказал, что подготовил для меня "персональный" подарок, и я должен за тридцать минут добраться до адреса, который он обозначил. При этом, разумеется, я должен был прибыть один.
- Но... ты ведь не поехал? - с осторожной надеждой предположила Сэлинджер.
Как бы не так.
- Передо мной встал непростой выбор, - продолжил рассказ Адам, - рискнуть и продвинуться в деле дальше или вызвать подкрепление, всех предупредить, но при этом рискнуть вашими жизнями. Я выбрал первое. У меня была подстраховка, я так же связался с копами из района Эджуотер, где по словам Роберта находился "подарок", но к дому я поехал один, чтобы не провоцировать маньяка на ответные действия.
- Что? - поперхнувшись воздухом, тихо спросила Билли и, зажмурившись на несколько секунд, уточнила: - Ты сделал... что?
"Ну не-ет, он не мог. Только не Адам, он ведь..."
Но стоило ей вновь посмотреть на парня, увидеть его немного виноватый взгляд, как все последние сомнения окончательно пропали.
- То есть... когда я звонила тебе, - решила все же ещё раз уточнить Билли, - ты как раз был там один?
Миддлтон осторожно кивнул, ощущая, как в атмосфере начинает зарождаться буря. Он предполагал, что девушке не понравится его рассказ, но даже не думал, чем в итоге это все обернется. Лео с его удушающими приемами нервно курил в сторонке.
На несколько секунд в комнате повисла мрачная тишина, но уже в следующий момент во взгляде Билли вспыхнула молния, и девушка, вскочив с дивана, взволнованно посмотрела по сторонам.
- Ты... ты... - повторяла она, глубоко и часто дыша под воздействием эмоций, с которым, в отличие от более сдержанного Миддлтона, точно проиграла схватку. - Да как ты мог?! - выпалила Билли и, схватив в порыве с дивана одну из декоративных подушек, запустила ею в Адама. - Как ты мог поехать туда один?!
У Миддлтона глаза распахнулись от удивления: такой бурной реакции от Билли он точно не ожидал. Он рефлекторно увернулся от подушки, наклонившись вправо, и предмет декора врезался в спинку дивана.
"Черт возьми", - пронеслось у Миддлтона в голове, и он тут же встал с дивана, выставив руки ладонями вперед.
- Билли, тише, - как можно мягче произнес Адам, - тебе нужно успокоиться.
Лео, обалдевший от всего происходящего не меньше самого Миддлтона, отодвинулся на край дивана, уйдя с "линии огня", и со смесью шока и восхищения наблюдал за разворачивающейся сценой.
- Ты... - Билли шагнула в сторону Адама и указала на него пальцем, все еще не в силах подобрать нужные слова. - Ты просто... - не выдержав, Сэлинджер с силой пихнула парня в грудь обеими руками. Все еще находясь под сильным впечатлением от неожиданного поведения Билли, Миддлтон отшатнулся и сделал шаг назад.  - А если бы... если бы он что-то сделал с тобой?? Если бы он убил тебя?! - на последнем слова она вновь пихнула его в грудь руками - так сильно, как только могла.
При втором толчке Адам уже устоял на месте, но удар у Билли был, что надо. Сейчас она напоминала огненный вихрь, готовый смести все на своем пути, но в то же время от каждого ее вскрика и выпада, у Миддлтона болезненно сжималось сердце. И для него это все было в новинку. Обычно так эмоционально на подобные ситуации реагировал только Лео, хотя у него это проявлялось в более резких выражениях и действиях, а речь почти полностью состояла из мексиканских ругательств. Мария же... с ней вообще никогда нельзя было понять, что она на самом деле чувствовала: переживала ли за Адама или просто не хотела его отпускать от себя, считая своей собственностью? Их ссоры всегда развивались по одному сценарию: мощное эмоциональное давление на Миддлтона, когда они неделями могли не разговаривать друг с другом. Никаких оскорблений, никаких выпадов - просто молчание. В итоге Адам обычно сдавался первым и стремился наладить контакт. После Мария обычно бросала несколько презрительных фраз и успокаивалась. Сейчас же было все иначе, Миддлтон впервые (за исключением семьи, конечно) буквально физически ощущал на себе все эмоции и переживания девушки, понимая, что она по-настоящему сильно за него испугалась.
- Билли, - говорил Миддлтон все еще спокойно, но его сердце колотилось, как бешеное, будто устремилось в двухдневный марафон по пересеченной местности. - Билли, послушай меня. Если бы я не поехал, он бы убил кого-то из вас. Он бы тебя убил, - голос вдруг сорвался на более эмоциональный тон, но Адам тут же взял себя в руки. - Я не мог этого допустить.
Но Сэлинджер будто и не вслушивалась в его слова, цепляя из них только то, что подсказывали ей эмоции.
- Вот как?! - почти выкрикнула Билли, продолжая тяжело и часто дышать. - Значит, тебе можно тянуть на себя одеяло героя и, ничего ни с кем не обсудив, класть голову на плаху! Ты распинался в своем кабинете о доверии, открытости, стыдил меня за самоуправство, а потом сам же сделал ровным счетом наоборот! Подстраховка у него была. У меня тоже, я позвонила своему адвокату! - с гневной иронией выпалила Билли. А Адам очень отчетливо ощутил, как собственные щеки начинают гореть от стыда. Когда позвонил Роберт, времени на долгие размышления у Миддлтона не оставалось, тогда решение выглядело непростым, но понятным и, казалось, что другого выбора не было. Его ведь и правда не было. Ведь так? - Лео! - Сэлинджер бросила пылающий взгляд на Холдена. - Он предупреждал тебя о том, куда собирается?
Адам не выдержал и виновато зажурился. Как там говорил друг, защищать он его не собирается.
"Все очень плохо", - пронеслось у Миддлтона в голове, и он приготовился к самому мощному выговору со стороны Билли.
Холден, наблюдая за происходящим, с удивлением отмечал про себя, насколько сильны эмоции девушки. Он прекрасно понимал, что она чувствует, потому что сам практически то же высказывал Адаму пару часов назад, вот только с Миддлтоном они были знакомы настолько давно, что приходились друг другу почти братьями. Лео никак не ожидал, что Билли, знающая Адама всего пару недель будет настолько за него переживать.
"Вот это да, друг, похоже твои чувства взаимны", - хитро улыбнулся он про себя, но внешне сохранил мрачный вид.
- Нет, - Холден покачал головой, - я узнал обо всем, когда наш герой уже обнаружил "подарок" и к тому же упустил маньяка.
"Лео, чтоб тебя", - мысленно выругался Адам и тут же шагнул ближе к Билли.
- Так, стоп, - оборвал он все возможные выпады, не дав ей и слова сказать, и, перехватив девушку за руку, притянул к себе, зажимая в крепкие объятия. Пусть она кричит, пусть сопротивляется, может даже укусить, но он ее не отпустит.
Опешив от захвата, на этот раз Сэлинджер попыталась вырваться, но Адам держал её достаточно крепко, чтобы хрупкая на вид Билли могла бы выскользнуть из его объятий.
- Тише-тише, - на выдохе произнес Миддлтон. - Билли, я... - он обнял ее еще крепче, - я очень виноват перед тобой, перед вами обоими. Мне... мне следовало позвонить, сообщить, что происходит, возможно, мы бы с Лео придумали, как лучше выкрутиться из создавшейся ситуации. Но подумайте, смогли бы вы при любом раскладе отпустить меня в этот дом, если бы вам все было известно? А я должен был попасть туда, иначе... мы бы не узнали то, что узнали, иначе еще кто-то погиб бы и возможно из моих близких или близких Лео, а может быть даже твоих, Билли, - Адам на миг замолчал, пытаясь справиться с чувством стыда и одновременно обиды. Он ведь все сделал, как надо, действовал четко и как того требовала ситуация, так почему же сейчас на душе так погано? - Я правда мог поступить иначе, но в таком случае все окончательно могло выйти из-под контроля. Мы не знали, где засел Роберт, он в состоянии был засечь любое движение с нашей стороны, и тогда... вновь чья-то смерть.
Прошло полминуты в тишине, прежде чем Билли, наконец, подала голос:
- Отпусти меня, - негромко, но твёрдо потребовала она. - Мне нечем дышать.
Голову Адама на миг посетила мысль, что это могла быть уловка, чтобы в очередной раз зарядить в него подушкой или чем потяжелее, но с другой стороны, Миддлтон настолько крепко сжал девушку, что ей явно было не очень комфортно.
- Прости, - тихо отозвался Адам. - Только если будешь продолжать бить, пожалуйста, без увесистых статуэток.
Осторожно и очень нехотя он разомкнул объятия, отпуская Билли.
Оказавшись на свободе, Сэлинджер облегчённо выдохнула, поправила волосы и, пристально просмотрев на Адама, поинтересовалась голосом, не обещавшим ничего хорошего:
- Ну и что в итоге? Он был там? Этот псих был там, куда позвал тебя?
- Да, - кивнул Миддлтон, выдержав взгляд Билли, и сам не сводил с нее глаз. - Он был там. Но об этом я узнал слишком поздно.
Билли замерла на пару секунд, переваривая услышанное, затем медленно выдохнула, усмехнулась, покачав головой, словно услышала нечто очень забавное, а после, сжав пальцы на правой руке в кулак, неожиданно ударила Адама по животу, но почти сразу закричала:
- Ай, черт! - Сэлинджер отшатнулась от парня и прижала к себе поврежденное запястье, которое проиграло в столкновении с прессом Адама. - Дайте лёд, он в морозилке, - морщась от боли, она кивнула в сторону холодильника на кухне.
Миддлтон, не ожидавший от Билли такой прыти, пропустил удар, но практически ничего не почувствовал, лишь неприятные ощущения разошлись по поверхности кожи, что для него, привыкшего к спаррингам, было в порядке вещей. А вот девушка явно не рассчитала силы и повредила руку.
Адам покачал головой и быстро направился на кухню. Вернулся он уже со льдом в руках и кухонным полотенцем. Замотав лед, Миддлтон передал его девушке и произнес:
- Пощечины было бы достаточно, - он виновато повел плечами.
- Да что ты говоришь, - раздражённо буркнула девушка, прижимая лёд к руке.
- Знаю, я все это заслужил за то, что заставил тебя так волноваться. Прости, - Адам посмотрел Билли в глаза, а затем опустил взгляд на ее кисть. - Давай, я посмотрю руку, вдруг там серьезное повреждение.
- Не надо, - буркнула Сэлинджер, - лучше поможешь перебинтовать.
Вздохнув, Билли направилась в ванную и вернулась обратно в обнимку с аптечкой, оставив лёд в раковине.
- Посмотри тут эластичный бинт и мазь, - девушка протянула Адаму аптечку и села на диван.
Миддлтон вновь кивнул и взял аптечку, быстро пробегаясь глазами по содержимому. Нужную мазь и бинт он нашел почти сразу. Лео не переставал с легким прищуром наблюдать за другом и девушкой, сохраняя молчание. Если кто-то из них переступит черту, Холден сразу напомнит о себе, но пока все происходящее его даже умиляло.
"Профессиональный игрок с огнем, чтоб тебя", - подумал Лео об Адаме и тихо усмехнулся.
Миддлтон же был полностью сосредоточен на Билли. Хоть он и чувствовал спиной внимательный взгляд друга, но старался не обращать внимания, в конце концов, пока Холден не распалял обстановку своими комментариями, можно было выдохнуть с облегчением.
Адам открыл мазь и протянул ее девушке, а затем, как только Билли нанесла мазь на запястье, сам коснулся ее руки, приготовившись наложить повязку на поврежденную кисть.
- Я осторожно, - на всякий случай произнес Миддлтон и все же осмотрел руку. - Похоже, просто сильный ушиб, заживет быстро, главное больше не бить нерадивых агентов по прессу, - он невольно улыбнулся и аккуратно начал бинтовать кисть Билли с запястья.
- Эти агенты заслужили удар, - пробурчала девушка, следя за движениями Адама. - И прессы отрастили бетонные.
После этого выяснения отношений, которое, по всей видимости, еще не закончилось, и мощного всплеска эмоций от девушки, Адам вдруг очень ясно осознал, что не сможет долго держать свои чувства под контролем. Сейчас очень хотелось обнять ее за плечи и прижать к себе, не в стиле "захвата", а мягко, передавая через прикосновения свою привязанность и глубокую симпатию. Миддлтон бы все рассказал Билли о том, что случилось этой ночью. Может, конечно, она его еще побьет, ну что же - это за дело. И на самом деле ее порывистость и эмоциональность притягивали Адама еще сильнее.
"Эта девушка прекрасна", - подумал он, закрепив бинт, и вновь поднял взгляд на Билли.
- Не туго?
- Нормально, - отозвалась Сэлинджер и, перехватив взгляд Адама, притихла, пытаясь понять, чего ей хочется сильнее: исколотить Миддлтона или вновь обнять его, "безголового", тихо радуясь, что с ним ничего не случилось. Но уже через несколько секунд Билли перевела взгляд на притихшего Лео, которому сейчас не хватало разве что попкорна. - Ты почему так смотришь? - прищурилась девушка.
Холден улыбнулся ещё шире, откинувшись на спинку дивана, и совершенно невинно спросил:
- А как я смотрю? - и тут же поймал на себе красноречивый взгляд Адама, который успешно проигнорировал.
- Ладно, - отмахнулась Билли, - рассказывайте дальше, что было.
Миддлтон кивнул и, чуть поерзав на месте, устроился удобнее. Он все думал: если такую бурную реакцию вызвало начало рассказа, то что будет дальше? Возможно, ему действительно стоит опасаться тяжёлых статуэток и картин с острыми рамами.
"Так вот для чего здесь столько вещей, - внезапно осенило Миддлтона - чтобы в случае чего запустить ими посильнее", - и Адам мысленно улыбнулся этим мыслям.
- Итак, на чём я остановился? - задумчиво произнес он, хмуря брови.
- На том, что совершенно один отправился на...- "свидание со смертью" хотел добавить Лео, но в этот раз решил сдержаться от колкости. Билли могла вновь ударить Адама, и Холдену жаль было и нервы девушки, и ее руки.
"Ладно, - подумал Лео, - хорошую взбучку друг уже получил. Пока пусть переведет дух".
- ...на встречу с маньяком, - более нейтрально закончил Холден.
- Точно, - отозвался Миддлтон, почувствовав, как пальцы на руке непроизвольно сжались в кулак. Заметив это движение, Адам распрямил руку и попытался немного расслабиться. Напряжение сегодняшнего вечера все ещё заявляло о себе, сковав тело изнутри, и не желало отпускать полностью. Миддлтон мотнул головой, стараясь переключиться с "подарка", который все ещё стоял перед глазами, на спокойную домашнюю обстановку в квартире Билли, и продолжил рассказ: - Я приехал по адресу, который назвал мне Роберт - обычный дом в спокойном районе, семья в отъезде, - Миддлтон замолчал, подойдя к самому главному открытию этого вечера, ощущая что внутри до сих пор царит полный хаос из дикой смеси досады, злости и непонимания того, как Адам раньше до всего не догадался. Состояние Миддлтона и вовсе оставляло желать лучшего - усталость прижимала к дивану с удвоенной силой, перекрывая доступ к словам. Адам сильно злился на себя за то, что вовремя не увидел истину, и эта злость не давала завершить рассказ. По мнению Миддлтона, если он опишет свою находку, то это прозвучит, как признание в собственной некомпетентности. Однако Билли должна была знать все, что произошло, к тому же расследование не окончено. Адам ещё обязательно спросит с Роберта за то, что тот водил их за нос, отплатит этому ублюдку той же монетой, когда Рон одобрит план. После всего случившегося Миддлтон считал, что только с помощью идеи Билли можно будет, наконец, арестовать этого чертового убийцу.
Успокаивая разбушевавшуюся злость и гнев, Адам задумчиво посмотрел на одну из подушек, лежащих на диване, а затем, немного придя в себя, наконец, заговорил вновь:
- Внутри я обнаружил труп разыскиваемого нами Боба Андерсона, точнее верхнюю половину трупа, предварительно замороженную, - Миддлтон устало выдохнул. - Первичный осмотр показал, что он был мертв не менее полутора недель.
Билли не выдержала и закрыла лицо ладонями, но несколько секунд спустя провела пальцами по волосам и отвернулась в сторону от парней.
- Я такая дура, - пробормотала Сэлинджер с досадой в голосе. - Я ведь всегда доверяла интуиции и с самого начала отказывалась верить, что Боб - убийца. Но потом... я не знаю.
Адам посмотрел на Билли, прекрасно понимая ее ощущения. В теории о том, что Роберт Андерсон - убийца, было немало несостыковок, но все же... она была относительно рабочей. Поиски Андерсона так или иначе все равно бы продвинули расследование, пошёл бы Боб в качестве подозреваемого или свидетеля. А что в итоге? Да СМИ теперь Бюро с потрохами съедят за такую шумиху вокруг личности Андерсона. И грядущий взрыв общественного мнения вызывал у Миддлтона желание болезненно поморщиться. Но во всей этой ситуации был огромный плюс - теперь они точно знали, что Андерсон ни причем, и могли пересмотреть все материалы под другим углом.
- Эй, - тихо произнёс Адам, обращаясь к Билли. Ему так хотелось коснуться ее руки, передать свою поддержку, что Миддлтон еле удержался от этого порыва.
"Интересно, что под этим свитером?" - пронеслась в голове Адама совершенно неуместная мысль, которую он тут же подавил.
- События развивались очень быстро. Андерсон был хорошей точкой отсчёта для дальнейшего расследования. Мы все действовали по обстоятельствам, - Миддлтон хмыкнул собственным словам и покачал головой. - Прости, так себе оправдание. Я во всем этом расследовании сплоховал даже больше.
- Не говори так, - мотнула головой Билли. - Это все - лишь демонстрация того, как будут развиваться события, если мы продолжим играть по правилам этого психопата, - девушка покачала головой и посмотрела на перебинтованную руку: - Ты сказал, что... убийца был в доме, - девушка подняла взгляд на Адама. - Как ты узнал? Он показался?
- Нет, - Миддлтон откинулся на спинку дивана. - Группа техников передала, что звонок исходил из того же дома, куда отправил меня Роберт. Мы прочесали там все, но никого не нашли. Явных следов своего присутствия маньяк не оставил... как обычно, - Адам пожал плечами.
Сэлинджер притихла и пробежалась задумчивым взглядом по комнате.
- Стоп, - внезапно очнулась она и вновь посмотрела на парней. - Ты сказал - половина Андерсона. А где вторая?
- Вторая половина была доставлена мне, - подал голос Лео, и Билли непроизвольно округлила взгляд. - Позвонили в дверь, оставили внушительных размеров коробку. На ней была открытка с надписью "Вторая лучшая половина". Я, как все это увидел, сразу вызвал отряд саперов. Когда вскрыли "посылку", обнаружили там нижнюю часть тела. А потом позвонил Адам, и стало понятно, что это за "вторая половина".
- Да, - кивнул Миддлтон, - когда Роберт говорил о "подарке", то добавил: вы работали над этим делом с напарником, поэтому все должно быть поровну, и каждому достанется "награда".
"Чтоб его", - мысленно выругался Адам.
- И ещё, - добавил Лео, - на коробке нашли отпечатки, но принадлежат они только Андерсону. Здорово, правда? Привез свой собственный труп, - Холден нервно усмехнулся, помолчал немного и продолжил: - Проверили по камерам доставщика, он был в кепке и очках, лица не разглядеть. Пытались отследить грузовик, на котором приехал доставщик, но на середине пути машину потеряли по камерам, поэтому ему вновь удалось скрыться, - Холден с досадой покачал головой. - Проверка по номерам тоже ничего не дала - грузовик нигде не зарегистрирован. Этот "Роберт" в очередной раз все тщательно продумал, не оставил нам ни единой зацепки, - Лео едва сдерживал рвущуюся наружу злость. Сукин сын играл ими и в очередной раз обвел ФБР вокруг пальца. Только теперь он приблизился к ним еще сильнее.
Билли молчала не меньше минуты, обдумывая услышанное, а затем выдала:
- Нужно увозить семьи - с одобрением плана или без, - девушка окинула взглядом парней. - Эта защита ничего не стоит, он может подойти к вам, к ним, ко мне, к кому угодно, когда ему вздумается. А теперь мы даже не знаем его в лицо.
- Поддерживаю, - кивнул Адам. - Ситуация обостряется и последнее, что нам нужно - это рисковать родными.
Как его семья отнесется к очередному отпуску в Мексике, Миддлтон не знал. Мама и сестра всегда понимали необходимость скрыться на время, и лишних споров обычно не возникало. Но даже при всей их поддержке в прошлый раз Адам отчётливо читал в глазах Джо усталость и возмущение от необходимости сорваться с места в любой и обычно не самый подходящий момент. Тогда финальная стадия поимки убийцы пришлась на важный экзамен сестры. Она его, конечно, потом сдала, но Миддлтон почти физически ощущал, насколько непросто Джо даются моменты, когда ее вот так вырывают из привычной жизни.
С отцом же все было в несколько раз сложнее. Адам не общался с ним уже года два, да и до этого их отношения нельзя было назвать образцовыми. Каждый раз, когда приходилось прятать близких, отец вставал в позу и упрямо заявлял, что ему - детективу со стажем, - никакой маньяк не опасен. Миддлтон буквально кожей чувствовал - в этот раз все пройдет по тому же сценарию.
Сэлинджер раздраженно прикрыла глаза на пару секунд и поднялась с дивана, потерев ушибленное запястье.
- Он знает адрес Лео, знает личный номер Адама... и вообще может знать, что угодно, - девушка обернулась к Миддлтону и Холдену и обняла себя руками. - Весь этот год вы ловили его, а он... готовился к этому. Собирал информацию, следил за вами и теперь знает слишком много, - Билли покачала головой. - Нам нужно одобрение Рона. Иначе в следующий раз на пороге ваших квартир может оказаться, чья угодно половина. Даже одного из нас.
Сэлинджер выдохнула и взяла с журнального столика бокал с остатками вина, которое тут же допила одним глотком, и понесла бокал на кухню.
- Оно будет, - заверил ее Миддлтон, проводив девушку взглядом до кухни. - После подобной выходки маньяка мы больше не можем оставаться на шаг позади него. Ты права, следующей жертвой может оказаться кто-то из нас, - Адам отвёл взгляд, задумчиво рассматривая одну из подушек на диване. - Завтра мы будем отчитываться перед Роном о сегодняшней находке. Я вновь подниму вопрос о плане и буду напирать на то, что шеф потеряет гораздо больше, если не даст добро на эту операцию.
- Тогда скрестим пальцы, - вздохнула Билли, возвращаясь обратно в гостиную. - Если честно, от сегодняшнего дня у меня уже голова кругом. Все остальные подробности осилю только утром. Вы так себе выглядите, - заметила она. - Если хотите, можете переночевать здесь, - девушка кивнула на диван. - Тут вполне удобно спать, плюс, раскладывается кресло. Вот только с мужской одеждой у меня туго. Максимум, что могу предложить, это пару футболок Кирана, но он у меня тощий.
Адам задумался на миг. Стоило, конечно, вернуться в свою квартиру. Но, учитывая ситуацию и открывшиеся факты, Миддлтон теперь ни за что не оставит Билли одну. Мысли о том, чтобы переселить девушку к себе, продолжали настойчиво крутиться в голове Адама. Поэтому на предложение остаться он согласно кивнул:
- Спасибо, нас всем сейчас не помешает как следует отоспаться.
- Согласен, - подтвердил Лео слова друга. - Я сам сейчас в таком состоянии, что явно усну где-нибудь по дороге.
"Конечно, я бы мог взять такси, - подумал Холден. - Вот только черта с два я оставлю вас двоих наедине, особенно после всех этих взглядов, которые вы друг на друга бросаете".
Но внешне Лео ничем свои мысли не выдал, лишь время от времени смотрел то на Адама, то на Билли, подмечая любое изменение в их поведении.
- А вот от футболки я откажусь, - продолжил Миддлтон, пожав плечами, - я видел Кирана. Лео, - Адам повернулся к другу, - думаю, тебе стоит примерить. Мне они будут малы.
"Еще бы, с такими плечами", - мысленно буркнула Сэлинджер, косясь на Миддлтона в этой его рабочей рубашке без галстука, которая весьма условно скрывала от окружающих причину отказа Адама от футболки Кирана.
- Но если найдется полотенце, - продолжил парень, не догадываясь о мыслях Билли, - я буду очень благодарен. С пяти часов вечера мечтаю о душе.
- Сейчас все будет, - Билли едва смогла сдержать улыбку, ведь все еще дулась на Адама за его поступок и не планировала так легко "сдавать оборону". Пусть знает, что бывает с теми, кто переступает через свои же слова.
Но если бы держаться было так просто, она бы прямо сейчас без особых проблем смотрела бы Адаму в глаза.
- В таком случае я от футболки точно не откажусь, - кивнул Лео. - И похоже, нам с Адамом предстоит борьба за диван, - Холден хитро подмигнул другу, но в его взгляде сквозила такая усталость, что сразу было понятно - Лео сейчас готов уснуть даже на полу.
- Тебе не победить, - по привычке усмехнулся Миддлтон и поднялся на ноги, а затем подошёл к креслу. - Хотя, оно мне уже нравится.
- Окей, девочки, подушек для борьбы у меня предостаточно, - Сэлинджер кивнула в сторону дивана и направилась в ванную, откуда вернулась минуту спустя с двумя полотенцами, которые протянула парням. - В холодильнике есть пара бургеров - заказала на случай, если вы приедете голодными, - пожала плечами Билли. - Можете перекусить - как и всем, что там еще найдете.
ХХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХАХА ХЕ
- О-о-о, - протянул Холден, - я бы сейчас слона съел, а бургер как раз кстати. Билли, спасибо, ты моя спасительница, - он довольно улыбнулся и отправился на кухню.
- А я все равно сначала в душ, - отозвался Миддлтон, переводя взгляд с друга, уже нырнувшего в холодильник, на девушку.
Сейчас ему настолько сильно хотелось умыться и добраться до подушки, что еда занимала не самое приоритетное место в списке желаний Адама.
- Пошли, - кивнула она Миддлтону, стараясь не останавливать на нем взгляд дольше, чем на секунду, пока Лео уплетал за обе щеки один из бургеров, - покажу, как работает душ. Там немного своя система.
Оказавшись в ванной, Сэлинджер с опозданием поняла, что теперь они с Адамом остались вдвоем в не самом просторном замкнутом пространстве, и единственным спасением была открытая дверь.
"Спокойно, Билли", - вздохнула девушка и подошла к душу.
- Если нужна более горячая вода, надави вот так, но не до конца, - Сэлинджер продемонстрировала парню несколько манипуляций со смесителем. Адам в этот момент думал о чем угодно, только не о смесителе. Перед глазами Миддлтона очень ярко нарисовалась картина, как он обхватывает Билли за талию, притягивает к себе, и они остаются вдвоем в этой ванной минимум на пару часов. - Главное, не поворачивай до упора, а то может сорвать фильтр. Никак руки не дойдут починить, - призналась Билли и, сделав шаг назад, обернулась к Миддлтону, который в этот момент чувствовал уже знакомую дрожь в пальцах, и ему пришлось срочно сжать руки в кулаки, чтобы не выдать свое состояние. Но девушка была очень близко, и Адам, не в силах проконтролировать себя, все же скользнул взглядом по ее губам. - Ладно. В остальном все достаточно... понятно, - пробормотала Сэлинджер, глядя куда угодно, но только не на Миддлтона. - Я пойду, - добавила она и направилась к выходу.
- Да... - задумчиво отозвался Адам, сейчас прикладывая все усилия на борьбу с резко обострившимися и совершенно естественными желаниями.
"Мужик, ты же вымотался, на какие такие подвиги тебя снова тянет?"- вяло отозвалось сознание, и Миддлтон зацепился за эту мысль, как за спасательный круг.
- Надеюсь, что в регулировке воды путаницы не возникнет. И, Билли, - Адам окликнул девушку, когда она была уже у двери, но все же обернулась на его голос, - отличная надпись, - он хитро улыбнулся и указал взглядом на небольшой ящик, украшающий бак унитаза, который Миддлтон заметил краем глаза сразу, как вошёл в ванную. Сама надпись гласила: "классная задница".
"Чтоб тебя", - с досадой подумала Билли, прекрасно понимая, что уже начинает сдаваться, и на нее это совсем не похоже.
Не удержавшись, она многозначительно посмотрела на Адама, едва пряча улыбку, и ответила с хитрым прищуром:
- И она никогда не врет.
"Согласен", - мысленно ответил Миддлтон, продолжая улыбаться.
Бросив финальный взгляд на его рубашку (который вновь стал серьезным испытанием для выдержки Адама), Билли вышла из ванной и благоразумно прикрыла за собой дверь.
Миддлтон же ещё несколько секунд просто стоял, стараясь не двигаться, иначе точно затянул бы девушку обратно к себе. Осознание того, что в квартире ещё Лео, полностью смазалось, отступило на такой дальний план, что разглядеть его было невозможно. Пришлось приложить максимум оставшихся усилий, чтобы более-менее успокоиться и вернуть себе хотя бы частично ясность мысли.
"Чёрт возьми, от взглядов Билли я совсем голову теряю", - Адам резко выдохнул, но уже через пару секунд расплылся в довольной улыбке. Отбрасывая все мысли, он осторожно пустил воду, как показывала девушка, и скинул с себя одежду. Стоило Миддлтону встать под душ, ощутить воду, быстро стекающую по телу, как остатки напряжения и стресса постепенно отпустили.
- Лео, - широко улыбнувшись Холдену, девушка подошла к барной стойке, за которой тот доедал остатки бургера. - Как ужин? Поздний, правда, - она пожала плечами.
ОТВЕТ + МЫСЛИШКИ АЧЕОНИТАМВВАННОЙДЕЛАЛИ?ЯСЛЕЖУНОБУРГЕРВКУСНЫЙ(ору, оставлю хд)
Холден сейчас напоминал довольного кота, который только что наелся сметаны и теперь готов был развалиться где-нибудь в теплом мягком месте, сдавшись на милость сну и отдыху.
- Этот бургер прекрасен, - заключил Лео, отправляя остатки ужина в рот. - Мне теперь даже не так сильно хочется читать нотации Адаму, но я их все равно ещё зачитаю, - он тихо усмехнулся и вдруг поймал себя на мысли, которая ему не особо понравилась. Пока Холден наслаждался бургером, друг и девушка были в ванной. Билли, по наблюдению Лео, все ещё была обижена на Адама, но кто знает этих двоих и что они успели за это время сделать.
"Чёрт, - мысленно выругался Холден, - надо следить за ними внимательнее. Считайте вам повезло, что я был голоден и бургер затмил мои мысли".
Билли улыбнулась и кивнула в сторону чулана рядом со спальней.
- Поможешь достать одеяла с подушками? Одна могу не справиться, - Билли продемонстрировала перетянутую бинтом руку.
- Да, конечно, - тут же согласился Лео, - сейчас только руки помою.
Холден встал из-за стойки, смял упаковку из-под бургера и выкинул ее в мусор, а затем быстро умылся. Вытерев руки о кухонное полотенце, Лео прошёл вслед за Билли.
Сэлинджер открыла чулан и кивнула на верхние полки.
- Вот там два одеяла и пара подушек. А я пока принесу тебе футболку и постельное белье.
- Принято, - коротко ответил Лео и потянулся за подушками.
Пока Билли ходила до своей спальни и обратно, Холден краем глаза наблюдал за тем, чтобы она ненароком не заглянула в ванную. С бургером он, может, и отвлекся, но больше такого не повторится - по крайней мере, так пообещал себе Лео.
Раздобыв в шкафу самую свободную из футболок Кирана - ту, на которой был изображен большой белый смайл с крестами вместо глаз, - Билли захватила новое постельное белье и вернулась в гостиную, где Холден как раз стягивал с верхних полок в чулане все необходимое для себя и Адама.
- С ним всегда так? - внезапно спросила она, сама до конца не понимая, что подразумевала под этим вопросом, который вырвался сам по себе.
Холден сгреб в охапку одеяла и подушки и внимательно посмотрел на девушку:
- О чем ты? - примерно Лео понимал, к чему клонит девушка, но уточнить не мешало. Чему и научил Холдена богатый опыт общения с женщинами, так это тому, что никогда не стоит пытаться угадать, что у Нее на уме - не получится.
- Ну... - Билли опустила постельное белье на стол и подергала пальцами бинт на руке. - О том, что... он отодвигает все от себя, запрещает рисковать, а потом сам делает то же самое. Это нечестно, - Сэлинджер надула губы, продолжая разглядывать бинт, который завязал ей Адам. - Вы с ним давно работаете плечом к плечу, и... - она неопределенно пожала плечами.
"А еще я о том, что иногда он так злит, что хочется настучать ему на голове, а потом... потом он скажет что-нибудь, и вся злость разом уходит".
- Хм-м, - задумчиво протянул Лео, подбирая верные слова. Он и сам до сих был недоволен сегодняшней выходкой Миддлтона, за которую завтра ещё выскажет другу все, что накопилось внутри. - С ним часто такое случается. Адам стремится защитить других любой ценой и не осознает, что сам нуждается в такой же поддержке и защите, которой окружает близких людей. За все время нашей работы я постоянно пытаюсь вбить в его голову, чтобы он предупреждал меня о рискованных ситуациях. Но... когда дело касается моей безопасности, Адам скрытен и неумолим. И да, это страшно раздражает, - Лео пожал плечами, - но в наших силах вправить ему мозги, чтобы в этом деле подобного больше не повторилось. В конце концов, последствия его героизма могут быть непредсказуемы.
"И это он меня стыдил в своем кабинете?? - тут же возмутилась на Адама девушках. - Да у него совести нет!"

Миддлтон, вновь почувствовав себя человеком, выбрался из душа и насухо вытерся. Натягивая брюки, он с интересом рассматривал обстановку ванной, которая полностью совпадала по стилю с остальной квартирой. Здесь можно было обнаружить множество декоративных вещей, баночек с различными косметическими средствами, о существовании многих из которых Адам только догадывался, и большое количество бутылочек с шампунями и гелями. Среди них Миддлтон нашел цитрусовый гель и решил им воспользоваться. Теперь он с наслаждением вдыхал запах, который постоянно улавливал от Билли. И от этого у Адама слегка кружилась голова.
Накинув рубашку, застегнув ее не на все пуговицы и оставив поверх брюк, Миддлтон вышел из ванной и направился к гостиной, где застал следующую картину: хмурый Лео с охапкой подушек и одеял и не менее хмурая и возмущенная Билли.
Переводя непонимающим взгляд с девушки на друга, Адам осторожно поинтересовался:
- А что тут произошло?
Билли перевела взгляд на парня и, стараясь не подсчитывать количество расстегнутых пуговиц на его рубашке, выдала на одном дыхании:
- Ничего нового.
Мотнув волосами, она направилась к своей спальне, на ходу зачитав:
- Кресло-раскладывается-просто-все-остальное-я-принесла-спокойной-ночи.
Хлопок дверью.
Билли скрылась в спальне.
Адам, все ещё ничего не понимая, проводил девушку взглядом до комнаты, а потом повернулся к Лео. Друг явно не собирался облегчать ему задачу и вместе со спальными принадлежностями прошел в гостиную, тут же заняв диван.
- Так, - Миддлтон взял со стола постельное белье и футболку Кирана, а затем подошёл к Холдену, который уже раскладывал подушку и одеяло. - Лео, что ты ей сказал?
- Только правду, друг мой, - совершенно невинно отозвался Холден и забрал из рук Адама свой комплект постельного белья.
- Что за правду? И не заставляй меня вытягивать из тебя слова клещами, - голос Миддлтона угрожающе зазвенел.
"Лео, что ты натворил, черт тебя подери?!"
- Остынь, Казанова, - фыркнул Холден. - Ты сегодня проштрафился, вот и получи. Билли спросила, часто ли ты вот так внезапно и никому ничего не говоря срываешься на встречу опасности? И я ответил, что да, часто.
Адам болезненно поморщился, бросив свой комплект белья на кресло:
- Лео! - шепотом возмутился Миддлтон. - Зачем?
- А затем, чтобы ты перестал такое вытворять, - не менее возмущенным шепотом отозвался Холден. - Меня ты не слушаешь, так может она на тебя хоть как-то повлияет, - Лео расстелил себе постель и повернулся к другу. - Вот ты вспомни, как сильно тебя сегодня задел поступок Билли с этим соглашением, и все свои ощущения вспомни. А теперь представь, что она сейчас чувствует. Стоило твое геройство таких нервов женщины, которая тебе глубоко не безразлична?
Адам смотрел на Лео с таким сильным желанием врезать ему по первое число, что тот давно бы упал от бесконтактного удара, если бы Миддлтон обладал подобной способностью. Но ещё больше Адама злило то, что друг был прав и Билли тоже. И Миддлтон, думая, что спасает их жизни, сейчас рисковал потерять доверие людей, которыми дорожил больше всего на свете.
- Зато вы оба до сих пор живы, - буркнул Миддлтон, - и отвернулся к креслу.
- Вот только не надо прикрывать свой поступок благородством, - снова фыркнул Лео. - Ты прекрасно знаешь, что я прав.
- А ты прекрасно знаешь, что ситуация была сложная. Роберт знал, где Билли, сказал мне это по телефону. Что бы случилось, если бы она вдруг сорвалась с того ресторана и если бы ты вызвал национальную гвардию? - Адам едва не пыхтел от возмущения.
- Ты не знаешь, как развились бы события, позвони ты нам, - справедливо заметил Лео и переоделся в футболку. - Как ты сам говорил Билли, тебе не дано предсказать нашу реакцию и дальнейшее развитие событий, если ты не чертов Нострадамус. А ты уж точно не он. Хм, а неплохая футболка, - произнес Холден между прочим, оценивая свой внешний вид.
- По-моему, она тебе велика, - хмыкнул Миддлтон и, разобравшись в механизме кресла, наконец, разложил его.
- О нет, тебе меня не задеть, - с довольным видом проговорил Лео и плюхнулся на диван. - И вместо того, чтобы пытаться острить, ты лучше подумай над тем, что ведёшь себя как полный идиот. У тебя всегда в помощниках был я, а теперь ещё и нестандартный ум Билли, но ты всё равно упрямо лезешь в пекло один, полагаясь только на себя. А как же доверие, мой друг, то самое, о котором ты так подробно рассказывал сегодня днём?
- Но я вам доверяю, - все тем же возмущенным шепотом произнес Адам, расстелив себе постель.
Он со злостью расстегивал пуговицы на своей рубашке и почти сорвал ее с себя.
- Не до конца, - Лео заложил руки под голову, - раньше я худо-бедно мирился с этим. Но сейчас твоё привычное  поведение может выйти нам боком. Поэтому подумай, Адам, подумай хорошенько, что будет если завтра я вот так сорвусь на встречу с маньяком, а если Билли?
Глаза Миддлтона вспыхнули. Лео, сукин сын, знал куда надавить.
- Иди ты, - коротко бросил Адам, стянул с себя брюки и, аккуратно сложив свою одежду, сам лёг на кресло.
Лео ничего не ответил, через секунду Миддлтон уже слышал от него характерное сопение.
"Вот засранец, всё-таки дочитал свои нотации сегодня и уснул довольный", - Адам был возмущен до глубины души.
Однако что-то такое было в словах друга - непростая правда, которую Миддлтону придется принять и после этого хорошо над собой поработать, если он хочет не только раскрыть это дело, но и сохранить доверие Билли и Лео.
"Чтоб тебя!" - выругался Адам, а после сам не заметил, как уснул.
А Билли, удобно устроившись в своей кровати, недовольно косилась на дверь и крутила в пальцах ручку, которую взяла у Миддлтона на парковке в здании ФБР, и теперь та лежала рядом с кроватью на небольшой тумбе вместе с блокнотом для важных записей.
"Бестолковый, - возмущалась девушка, вспоминая и разбор полетов после визита Рона, и рассказ Адама о том, как он поехал один на встречу с маньяком-убийцей. - Так и напишу это у него на лбу этой самой ручкой".
С не меньшим возмущением отложив ее обратно на тумбу, Сэлинджер повернулась на бок и, обняв подушку, попыталась уснуть, искренне надеясь, что хотя бы во сне ее отпустит это недовольство.

0

5

Адам крепче сжал подушку, беспокойно повернувшись во сне на бок. Стресс от пережитого прошлым вечером кошмара плавно перешел в сон, то и дело всплывая в подсознании неясными пугающими образами и вызывая внутри Адама очередную волну тревоги и напряжения. К этому прибавлялось и чувство вины за опрометчивый и неоднозначный поступок, который сам Миддлтон еще недавно так успешно оправдал в собственной голове, а теперь едва ли мог найти аргументы в свою защиту перед заслуженными нападками друзей.
"Подумай, Адам, подумай хорошенько, что будет, если завтра я вот так сорвусь на встречу с маньяком, а если Билли?"
В его голове застыли слова Лео, сказанные другом перед сном, и уставшим сознанием они интерпретировались еще более жестко, кололи тысячью игл и прочно впивались в, казалось бы, спящий разум.
"Стоило твое геройство таких нервов женщины, которая тебе глубоко не безразлична?"
Внутри, словно капля чернил на белом холсте, разрасталась боль, заполняя грудную клетку даже во сне и заставляя Адама еще крепче сжимать мягкую подушку пальцами. Резко перевернувшись на живот, Адам запустил руки под подушку и уткнулся носом в собственное плечо. Его дыхание участилось от все более отчетливо ощутимой тревоги, но внезапно…
До обоняния Миддлтона сквозь сон донесся легкий аромат цитруса, проникая глубоко в подсознание и примешивая к ночному кошмару светлый и ясный образ. Адам непроизвольно расслабился и открыл глаза.
- Билли? - удивленно и сонно произнес он.
Девушка сидела на краю разложенного кресла, глядя на Миддлтона одновременно с беспокойством, заботой и возмущением во взгляде - так, как умела делать только она, идеальное сочетание не сочетаемого.
- Ну и что ты натворил? - тихо спросила Билли, и ее мягкий голос укутал Адама теплым одеялом, вытесняя собой тревогу и напряжение.
Адам лег на бок, повернувшись к девушке лицом. Сейчас ему очень хотелось приподняться, оказаться к Билли очень близко и… сначала поцеловать ее в висок, а затем спуститься губами ниже и потеряться в ощущениях до утра. От этих действий его останавливал только тон девушки и нечто странное в ее взгляде. О том, что буквально в двух шагах от них спит Лео, Миддлтон совершенно забыл.
- А что я натворил? - привычно отозвался Адам и все же решил сесть на кровати, но Билли тут же остановила его, мягко, но уверенно положив ладонь ему на грудь, и вновь заставила лечь на спину, придавив рукой к креслу.
- Я… я так волновалась, Адам, - запинаясь, проговорила она. - Я бы не пережила, если бы ты не вернулся из того дома.
Чувство вины резануло в груди тонкой бритвой, и Адам виновато отвел взгляд, прекрасно понимая, что аргументов для спора просто не осталось, и потому он вновь посмотрел на Билли, подумывая как можно скорее сменить тему, но сначала...
- Прости меня. Я идиот, - тихо проговорил Миддлтон. - Мне нужно было продумать все намного тщательнее. Я выжил да, но... заставил вас с Лео сильно волноваться. И это неправильно.
- Да, - подтвердила Билли и коснулась пальцами его волос. - Хорошо, что ты это понимаешь. Как ты? - внезапно добавила она, и Адам наконец-то почувствовал, как расслабляется, как напряжение отступает и мышцам становится намного легче. А ладонь Билли до сих пор мягко прижимала Миддлтона к креслу, и от ее прикосновения по груди Адама плавными волнами расходился приятный жар, будто бы очищая и исцеляя последствия пережитого стресса, и не только после сегодняшней ночи, но и от всего этого изматывающего расследования.
- Мне кажется, я в тупике, - глухо ответил Адам, с каждой секундой все более отчетливо различая силуэт Билли в темноте. Шелковая сорочка на тонких бретельках струилась по ее соблазнительно стройному телу и вызывала у Миддлтона довольно однозначные мысли, распаляющие сознание. Но пока что Адам, по-прежнему сдерживаемый остатками разумности и правилами, мог лишь любоваться девушкой, в очередной раз подмечая в собственных мыслях, насколько же Билли красива. - Я понятия не имею, что будет дальше, - признался он. - Все привычные методы оказались совершенно бесполезными. Остался только твой план.
- Он сработает, - заверила Миддлтона Билли, коснувшись ладонью его щеки. - Убийца не ждет этого. А мы с тобой - идеальная приманка.
- Я боюсь тебя потерять, - тихо проговорил Адам, бегая по ее лицу беспокойным взглядом.
- Не потеряешь, - Билли улыбнулась, и все возмущение окончательно ушло из ее взгляда. - Я ведь под твоей защитой. Мне нечего бояться.
Девушка наклонилась и легла рядом с Адамом, прижавшись к нему всем телом. От такого поворота событий Миддлтон едва не задохнулся, когда эмоции и ощущения от прикосновения к его коже легкого шелка ее сорочки пронеслись внутри него бушующим цунами, оставляя после себя только вполне естественную потребность прижать Билли еще ближе к себе и рассказать ей о том, как она вернула ему жажду жизни. А она, словно не замечая смятения парня, положила голову ему на грудь и крепко обняла. Адам, все еще не до конца осознавая происходящее, решил больше ничего не обдумывать, не анализировать и просто обнял ее в ответ, со всей нежностью целуя Сэлинджер в макушку.
- Билли? - мягко позвал ее Миддлтон, легко коснувшись плеча девушки и борясь с самим собой, чтобы не спустить бретельку ее сорочки.
- М-м? - тихо протянула в ответ Сэлинджер, прислушиваясь к биению сердца парня, которое сейчас звучало гораздо спокойнее, но непременно забьется еще быстрее, если Билли немного приподнимется и окажется напротив лица Адама.
- Нам нельзя… но я чувствую, я понимаю… меня так сильно тянет к тебе, и я ничего не могу с собой поделать.
- Я тоже, - тихо проговорила Билли, и Адам ощутил на своей груди ее поцелуй.
"Боже, я сдаюсь", - пронеслось в голове у Миддлтона.
Он обнял девушку еще крепче и… внезапно ощущение ее близости исчезло. Адам вздрогнул, приоткрыл глаза и беспокойно заерзал на кресле, осматриваясь вокруг. Но Билли не было - в темноте можно было различить лишь силуэт укутавшегося в одеяло Лео, продолжающего мирно посапывать на диване.
Адам несколько раз мотнул головой, стряхивая наваждение, и окончательно проснулся.
"Черт", - он глубоко выдохнул, стараясь успокоить слишком сильно бьющееся сердце и прогнать дрожь, которая охватывала его тело, только когда рядом была Билли. Миддлтон до сих пор ощущал прикосновение девушки на своей коже, приятным теплом расплывающееся по груди, и ее запах, который будоражил воображение Адама и дополнял в подсознании парня и без того слишком яркие образы. И тут до Адама дошло, откуда цитрус проник в его сон: гель для душа. Запах шел от самого Миддлтона, а его подсознание дорисовало все в лучшем виде.
Адам поднял руки над головой, довольно потянулся и поднялся с кресла, направившись на кухню за стаканом воды.
Когда Миддлтон оказался около барной стойки, его взгляд сам собой переместила в сторону комнаты Билли. Пару минут Адам стоял на месте, борясь с желанием подойти ближе к двери в спальню, но он вовремя вспомнил о том, в каком настроении Билли ушла вечером в свою комнату, так что вряд ли после такого Миддлтона ждет там теплый прием. Да и Лео здесь. Нет. Надо просто лечь обратно в постель и нормально выспаться.
Адам глубоко выдохнул, залпом выпил стакан прохладной воды и вернулся в гостиную к креслу. Остаточные ощущения после приятного сна - первого после череды ночных кошмаров, -  теплой волной разливались внутри, заполняя пустоту, которую оставила после себя Мария, и заставляя Адама вновь улыбаться. Миддлтон поудобнее устроился на разложенном кресле и несколько секунд спустя провалился в сон.
На этот раз не было беспокойства и тревоги, не было ни кошмаров, ни фантомных переживаний. Адам буквально растекся по подушке, наслаждаясь своим пусть и недолгим, но вполне заслуженным отдыхом.

+1

6

***

0


Вы здесь » homecoming » Adam & Billy [2] » Глава 1


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC