homecoming

Объявление

WILLSONYA

billyadamleorobert


способности, авторский мир, 18+
нортфилд, миннесота
баттл-крик, мичиган
июнь, 2038 год

ренегаты vs. вигиланты
8101 : 8019

26.09.2018 Йо-хо-хо, пираты, подвезли свежий квест и сюжетные задания.
06.08.2018 С Днем Рождения, Револт! Чуть больше о приятном здесь. А в этой теме - результаты голосования.
01.08.2018 Револт! Настало время выбрать самых-самых в нашей практически ежегодной Revolt Awards #3.
13.06.2018 Револт, павший лидер сопротивления передает неожиданный привет.
06.06.2018 Тыры-пыры, Револт с Днем рождения! А здесь кое-что об обновлениях.
06.04.2018 Два новых квеста уже на передовой, а - здесь вы найдете их участников. А в этой теме - немного праздничного упороса. Ура, товарищи!
04.04.2018 В ожидании грядущих квестов - свежий тизер.
02.04.2018 А вот и свежие бонусные задания подвезли - налетаем!
21.03.2018 Друзья, радуем вас обновлением информации об экзоброне - в этой теме.
08.03.2018 Сегодня поздравляем наших дам - здесь и вот здесь!
06.02.2018 Без лишних слов - Револту два года! Кликайте по ссылке, там вас ждет много всего интересного. 30.12.2017 Предновогоднее организационное объявление о нашем с вами квестовом режиме во время праздников.
29.12.2017 Настроеньеподнимательный раздел. Поздравляем друг друга, обмениваемся подарочками, спасаем елки от котов.
11.12.2017 Открываем рождественский сезон записью в Тайного Санту. Спешите, набор участников продлится всего несколько дней.
08.11.2017 Очередная праздничная дата на Револте вместе с обновлениями и приятными бонусами
17.10.2017 сюжетные задания - в новом формате.
01.10.2017 Начало октября - время отопления, горячих напитков и нового сюжетного поста в вестях с фронта. На этот раз - о событиях прошлого.
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!







У Мёрфи болит, кажется, каждая клеточка измученного организма — ни одна адреналиновая вспышка не вернёт потерянного за недели недоедания и недосыпа, поэтому сил на то, чтобы подняться, у девчонки просто не остаётся. Собственный скулёж, остающийся где-то на грани, раздражает, но... [читать далее]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » homecoming » Adam & Billy [2] » Глава 2


Глава 2

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

***

0

2

Этим утром Билли Сэлинджер, которая считает преступлением подъем раньше девяти часов, проснулась за пять минут до звонка будильника, когда на часах было всего шесть двадцать пять утра.
Лениво повернувшись в кровати, в окружении горы мягких подушек, она сонно поморщила нос, с наслаждением потянулась в разные стороны, отключила будильник и, не хотя выбравшись из-под одеяла, спустила ноги на мягкий прикроватный ковер с длинным ворсом. Ей бы спать дальше, но прошлой ночью в ее квартире остались два агента ФБР, которые обычно встают ни свет, ни заря, и Билли планировала обогнать их с походом в душ, что считала своим законным правом и не делилась им даже с Дэном, когда тот оставался ночевать у нее после работы, ужина или совместного похода в ресторан или кино.
Аккуратно выскользнув из своей спальни, Билли с довольной улыбкой отметила, что оба парня по-прежнему видят десятый сон, и бесшумно прошла в ванную комнату, но прежде, чем полностью закрыла за собой дверь, то не удержалась, чтобы обернуться к гостиной и бросить издалека еще один взгляд на оголенную спину спящего Адама.
"Какой удобный момент, чтобы сделать надпись", - подумала она с легкой улыбкой и все же прикрыла дверь, не представляя, как всего за несколько часов раздражение из-за поступка Адама вновь практически сошло на нет.
В очередной раз сладко потянувшись - во весь рост, довольно улыбаясь, - Сэлинджер спустила с плеч лямки ночной рубашки, и когда та мягко соскользнула с ее тела на пол, Билли перешагнула через одежду и подошла к душу, чтобы настроить воду по своему "рецепту". Уже через пару минут она стояла под струями теплой воды, как и всегда щедро вылив на себя свой любимый гель для душа.
Спустя пятнадцать минут Сэлинджер словно родилась заново, и когда она, подсушив волосы полотенцем и убрав снятую одежду в корзину, вышла из ванной в халате, парни по-прежнему сладко спали, как два младенца-переростка. Невольно улыбнувшись, Билли зашла на кухню, включила кофе-машину и направилась в свою спальню, чтобы успеть переодеться к пробуждению этой парочки-твикс, которая явно уже совсем скоро продерет глаза, как только почувствует запах кофе.

+1

3

Адаму не хотелось просыпаться. Впервые за последний очень долгий год он ловил каждый момент отдыха, крепче прижимаясь щекой к мягкой подушке и с удовольствием вдыхая сквозь сон приятный аромат постельного белья. Миддлтон настолько расслабился за эти несколько часов сна, что с большим наслаждением пролежал бы в этом оказавшимся на удивление удобным кресле ещё пару часов, а то и дней, и для Адама - приверженца постоянного движения и раннего подъема, - такое желание было чем-то совершенно новым, непривычным, но по-своему приятным.
Квартира Билли, несмотря на обилие вещей и их несколько хаотичное расположение (по мнению мистера Аккуратность), вызывала у Миддлтона странное ощущение дома. Здесь, в каждой детали, в каждом элементе интерьера жили забота и любовь, они окружали каждого, кто оказывался в этой квартире и вели за собой от самого порога квартиры. И Адама немного беспокоило то, что он - ярый поклонник пустого и довольно понятного в своей простоте пространства, - был бы не против ко всему этому привыкнуть. Обстановка его собственной квартиры полностью отражала любовь Миддлтона к порядку, свободе и контролю над всем, что так или иначе окружало его в жизни. Спасительная пустота и ясность гостиной, кухни и спальни Адама всегда успокаивали его, дарили ощущение чистоты, нетронутости, неприкосновенности пространства и личной жизни. Но даже при подобном уровне своеобразного комфорта в голове Миддлтона время от времени проскальзывала мысль, что его квартира мало похожа на место, где действительно кто-то может жить. Она больше напоминала обложу журнала о современных интерьерах в духе минимализма, нежели родную обитель, где может теплиться жизнь. И наверное не зря Билли окрестила убежище Адама музеем. По сути оно им и являлось: местом, которое отражало личное прошлое Адама, но застыло во времени на целый год.
Жизнь Миддлтона действительно замерла на месте, а обустройство его квартиры довольно однозначно демонстрировало нежелание Адама впускать внутрь своего дома и самого себя даже малейшие изменения. Страх вновь потерять часть себя и свою территорию, которую он с таким трудом отвоевал после ухода Марии, слишком прочно засел в подсознании Миддлтона и заставлял его каждый раз колко реагировать на любое посягательство в сторону собственной личности или его вещей.
Но с появлением Билли в жизни Адама все постепенно начало меняться. Страх отходил на второй план и постепенно смягчался, сглаживал углы характера парня, и по какой-то, даже самому Миддлтону мало понятной причине, Адам не опасался, что Билли своим обществом и невольным влиянием вновь вгонит его в то состояние, которое он во всей красе испытал при совместной жизни с Марией. Нет, Адам был уверен, что Билли Сэлинджер - совсем другой человек. Она, сама о том не подозревая, смогла притупить все внутренние страхи Адама и показала, что мир намного больше и красочнее, чем всегда казалось Миддлтону.
С тех пор даже пустота собственной квартиры больше не успокаивала, а вызывала лишь тоску и желание чем-то эту пустоту заполнить, особенно после посиделок с Билли и Лео и усиленной совместной работы над делом. И хотя Миддлтон пока что все еще болезненно воспринимал это новое желание - добавить что-то не только в свою квартиру, но и в свою жизнь, изрубленную на мелкие кусочки бессердечной бывшей, - оно не отпускало его и переодически всплывало в голове Адама, постепенно призывая парня к действиям и к окончательному выходу из затяжной эмоциональной комы.
И сейчас, находясь в квартире Билли, Адам все ещё стремился навести привычный порядок, поправить плед или сложить ровно подушки, но вместе с тем не мог отрицать, что глубоко внутри наслаждался той атмосферой уюта, которую так виртуозно создала здесь Билли. Даже сквозь сон его тело и разум отдыхали в этой квартире так, как сам Адам уже больше года не высыпался в собственной.
И лишь пару моментов могли сейчас его поднять с постели: нежный поцелуй Билли (хотя он, скорее, наоборот оставил бы их обоих в этом кресле в объятиях друг друга) или запах свежесваренного кофе, который уже мягко разливался по гостиной, проникал в сознание и вызывал здоровое чувство голода.
Когда желудок Миддлтона призывной трелью напомнил о том, что его нерадивый хозяин так и не поужинал вчера, Адам не выдержал и открыл глаза. По гостиной легко струился утренний свет, давая возможность в большей степени, чем ночью оценить каждую деталь обстановки, что и делал Лео, лёжа на диване с открытыми глазами, - гулял взглядом по различным статуэткам, расставлены по гостиной. Адам шумно выдохнул, уткнулся лицом подушку, потянулся всеми мышцами, напоминая неповоротливостью движений, скорее, медведя, чем подтянутого агента ФБР,  и только после этого уже сел на разложенном кресле и как следует проморгался, восстановив нормальный фокус зрения.
- Доброе утро, Казанова, - ожил Лео, до этого молча наблюдающий за попытками Адама проснуться. - Ты всю ночь болтал во сне. Выдал мне все свои тайны, - Лео неприлично довольно улыбнулся и чуть выгнулся на диване. - Теперь готовься к шантажу.
Миддлтон, вспоминая свой сегодняшний сон, невольно насторожился.
- И что я говорил? - Адам повернулся в сторону друга, вновь слыша в своей голове его слова о доверии. От этого в груди Миддлтона болезненно кольнуло, заставляя неприятно поморщиться.
- Я не разобрал, - совершенно спокойно выдал Холден и усмехнулся. Он поднялся с подушки и сел на диване, откидываясь на спинку. - Но у меня целый отдел шифрования в Бюро. Так что трепещи, друг.
- Да-да, - Адам тихо засмеялся, едва заметно выдыхая с облегчением, и внимательно посмотрел на Лео, сидящего сейчас с самым хитрым выражением лица, - вот только у меня от тебя секретов нет.
"А те, что есть, ты все равно вскоре узнаешь", - подумал Миддлтон, подразумевая свои чувства к Билли.
- И...хм, давненько я не говорил во сне, - не без удивления отметил Адам.
- Считаю, это хороший знак, - Холден вдруг просиял и искренне улыбнулся. - Ты главное Билли потом предупреди, что во сне говоришь, а то ещё напугается деву... - договорить Лео не успел, его лицо тут же встретилось с подушкой, прицельно запущенной Адамом. На что Холден не растерялся и со смехом запустил ее обратно, однако Миддлтон поймал ее ещё на подлете.
- Ну ты и засранец, - с прищуром проговорил Лео под хитрую улыбку друга. - Ладно, бою подушками нет, а душу - да. Я вчера совсем без сил отключился, даже не успел сходить, - сокрушенно заметил он.
- Душ, - задумчиво пробормотал Адам, а затем добавил уже отчётливее: - Нет, погоди, там своя система регулировки воды и кран не исправен. Я пока займусь починкой, а ты собери постельное.
- Эй, командир, попридержи-ка коней, - возмутился Лео. - Может, я сам бы там справился, а-а-а...- вдруг понимающе протянул он. - Прости, после такой ночи я что-то не очень хорошо соображаю. Вот только не уверен, что этот жест доброй воли смягчит ситуацию с доверием, - Холден пожал плечами, этими словами вновь больно и слишком глубоко задев Адама. Миддлтон был абсолютно уверен, что если присмотреться к собственной груди, можно будет увидеть тонкие иглы собственных ошибок, прочно вогнаные в сердце. Но показывать неприятные ощущения сейчас Адам не собирался:
- Может и не смягчит, зато кран будет работать, что тоже большой плюс, - выдал он и потянулся за одеждой. - А сколько сейчас времени?
Миддлтон даже не посмотрел на свой мобильный, настолько разнежился от приятного сна, что совсем растворился в тепле и уюте.
Лео нырнул рукой под свою подушку и, пока Адам одевался, достал телефон и взглянул на экран.
- Семь утра, - констатировал Холден, наблюдая за тем, как друг вновь облачается в брюки и, надев рубашку, закатывает рукава. - Надо ещё заскочить домой, а потом в офис. Рон сегодня будет рвать и метать.
- Пусть, - отмахнулся Адам, - зато теперь шанс на одобрение плана намного выше, чем вчера, - Миддлтон расправил полы рубашки и оставил ее поверх брюк. - В душ пока не заходи, - сообщил он другу и скрылся в ванной.
Лео улыбнулся и кивнул этому "Марио".
"Хорошо, что я здесь, - подумал Холден, - а то починка кранов в доме красивой девушки до добра не доводит".
Он усмехнулся своим мыслям и, наконец, встал с дивана, принявшись собирать постель.
- Эй, ковбой, доброе утро, - Билли выглянула из своей комнаты минуту спустя, как Адам ушел в ванную.
- Доброе, - отозвался Лео, ловко складывая подушки и одеяла, и, повернувшись к девушке, на миг замер.
В этой раз на ней была простая тонкая домашняя кофта на пуговицах, завязанная на животе узлом, и свободные светлые штаны, в которых, если бы не весь их уют, вполне можно было бы заниматься йогой или другим спокойным видом спорта. И выглядела она, по мнению Холдена, просто потрясающе. Настолько, что у Лео тут же возникло желание пригладить свои растрёпанные волосы и распрямить помятую после сна футболку, но этот порыв он успешно подавил и лениво потянулся.
- А где твой напарник? - поинтересовалась девушка, проходя в гостиную. - Услышала ваши голоса. Неужели ты не дождался завтрака и слопал Адама? - Билли изобразила притворный ужас, но уже догадалась, куда скрылся Миддлтон.
- Если бы, - хохотнул Лео, раскладывая декоративные подушки так, как они лежали до его сна на диване. - Адама, кстати, есть не советую, - тоном учителя произнес Холден, - от его любви к порядку может быть несварение. Начнет ещё внутри уборку, - Лео вновь усмехнулся, а Сэлинджер не удержалась и хохотнула в голос. - Нет, наш герой прошел в ванную, говорит, там кран сломан.
- Что? - выдохнула она и удивленно посмотрела на Холдена. - Он чинит мой кран?
Так и не дождавшись ответа, девушка направилась в ванную и, тихо постучав, приоткрыла дверь, засунув голову внутрь.
- Эй, привет, - улыбнулась она и переместила взгляд на душ. - Смотрю, Лео не пошутил, - задумчиво пробормотала Сэлинджер, не рискуя полностью заходить в комнату. - У меня, кстати, инструменты есть, если ты это... кхм... всерьез.
- Привет, - Адам оторвался от осмотра смесителя, повернулся на голос Билли и, увидев только ее голову в дверном проеме, удивлённо поднял одну бровь. - Да, инструменты бы не помешали, - кивнул Миддлтон, - относительно этого крана у меня совершенно серьезные намерения.
"А относительно чего - не серьезные? - не удержалась Сэлинджер. - Или кого?"
- Зато потом можно будет расслабиться и открывать воду совершенно спокойно, - добавил Адам.
Ничего не сказав в ответ, Билли скрылась за дверью и вернулась обратно спустя пару минут, на этот раз полноценно пройдя в ванную комнату с небольшим оранжевым пластиковым чемоданчиком в обеих руках. От взгляда на нее у Адама уже привычно перехватило дыхание. За время их с Билли знакомства Миддлтон уже пришел к выводу, что этой девушке к лицу любой образ, и она одинаково хорошо выглядит, как в выходной одежде, так и в домашней. Но это не мешало ему каждый раз, когда Адам видел Билли, на пару секунд "зависать", наслаждаясь прекрасным видом.
- Вот здесь все, что нажито непосильным трудом, - выдохнула она, выставляя увесистую емкость с инструментами на ванную тумбу рядом с раковиной. - Не знаю, что из этого подойдет, но... спасибо, - Билли задумчиво посмотрела на инструменты, но в итоге все же подняла взгляд на Адама, отчего по плечам и щекам парня волной разошелся жар.
- Пока не за что, - Миддлтон пожал плечами.
- Тогда повторю, когда ты... закончишь, - уточнила Сэлинджер, через силу удерживая взгляд на этой паре светлых глаз.
Адам ещё раз невольно пробежался взглядом от губ Билли вниз по ее одежде и до домашних тапочек и вновь посмотрел в глаза девушке.
- Отлично выглядишь, - тихо произнес Миддлтон, понимая, что тонет в глазах девушки и не может сопротивляться. Часто дыша он наклонился чуть ближе, заставив Билли испуганно замереть и на несколько секунд совершенно позабыть про "нет", "ни за что" и "я не готова", и...
- Эй, супербрат Марио, - раздался из гостиной нетерпеливый голос Лео, и Билли поспешно шагнула назад, отвернувшись к крючкам с полотенцами, - на случай если ты там собрался засесть надолго, напоминаю, нас ждёт Рон. А он ждать в принципе не любит. Давай скорее.
Адам вздрогнул от неожиданности и тоже отступил на шаг назад.
- Мне... мне надо заняться краном, - запинаясь произнес он, стараясь успокоить собственные желания, глухим стуком пульса отдающиеся в висках.
- Я пока сделаю... завтрак, - пробормотала Сэлинджер и пулей выскочила из ванной.
- Да... конечно, - отрывисто проговорил Миддлтон и резко выдохнул, пытаясь унять дрожь в руках.
"Не могу... Не могу, черт возьми, - мысль настолько громко прозвучала в голове Адама, что он поначалу подумал, что сказал ее вслух. - Не могу больше держаться".
Миддлтон слишком резко открыл ящик с инструментами и, достав нужный, направился к крану. За время ремонта он долго убеждал себя в необходимости выдерживать дистанцию по отношению к Билли, так как от этого будет зависеть успех расследования, и им с девушкой это только упростит задачу. Но...часть Адама склонялась к тому, что проще станет тогда, когда барьер между ним и Билли упадёт. Сейчас столько сил Миддлтона уходило на сдерживание собственных порывов и эмоций, которые все сильнее затмевали разум, что внутреннее равновесие трещало по швам. Но если все это отпустить, дать себе волю, сколько энергии Адама пойдет в верное русло на благо расследованию.
"Чёрт".
Так и не придя к однозначному мнению к тому, что делать со своими чувствами, Адам закончил ремонт крана, сложил инструменты, уже более спокойно, и вновь выдохнул.
"Лео, прости, - мысленно обратился Миддлтон к другу. - Мне сейчас душ нужнее".
Адам закрыл дверь в ванную и разделся, встав после этого под ледяные струи воды.
Холден, собрав свою постель и постель Миддлтона, смотрел на стопку одеял и подушек и начинал серьезно беспокоиться. Билли ушла в ванную с инструментами и... задержалась там, что по мнению Лео, было самым настоящим тревожным знаком.
Холден уже хотел войти туда, но понятия не имел, что происходит в ванной (перспектива нарваться на красноречивую сцену его не прельщала), поэтому настойчивый крик показался ему самым верным решением.
И по лицу вышедшей в гостиную Билли, Лео понял, что окликнул Адама как раз вовремя.
"Ох, друг, нам предстоит очень серьезный разговор", - подумал Холден и скрестил руки на груди.
- Билли, - с лёгким прищуром посмотрел на девушку Лео, но уже в следующий момент расслабился и добродушно улыбнулся, в то время как Сэлинджер остановилась на месте, словно ее только что поймали с поличным (даже побледнела немного). - Как там наш герой - чинит?
- А, да, - Билли выдохнула и хохотнула, направившись на кухню. - Я как раз занесла ему инструменты.
"И я ведь даже не просила его об этом", - подумала девушка, задумчиво прислушиваясь к звукам, идущим из ванной комнаты.
Когда Лео присоединился к Билли на кухне, она проверила кофе-машину и разложила на столе ингредиенты для завтрака.
- Как вы с Адамом относитесь к венским вафлям? - поинтересовалась девушка у Холдена.
Лео удивленно вскинул брови и улыбнулся ещё шире:
- О-о-о, чувствую грядет вкусный завтрак, - он устроился за стойкой, окидывая взглядом продукты для приготовления вафель. - Я к такому отношусь исключительно положительно, - тут же закивал головой Лео. - А вот Адам - не знаю. У него со сладким странные отношения, - Холден пожал плечами. - Но, - Лео вновь хитро прищурился, - что-то мне подсказывает - он не откажется.
Смутившись, Сэлинджер отмахнулась и отвернулась к плите со словами:
- Или горячие вафли, или вчерашний холодный бургер, так что выбор у него будет.
Убрав волосы в пучок и включив радио на телефоне, девушка закружила по кухне под музыку и готовку одного из своих самых популярных и удачно получающихся блюд, и когда Адам, наконец, вышел из ванной комнаты, до его носа донесся яркий аромат свежеиспеченных венских вафлей.
Миддлтон прикрыл глаза на миг и потянул носом, вдыхая приятный запах вкусной выпечки. Он даже замер на мгновение, наблюдая за тем, как Билли колдует у плиты, увлеченная процессом. Давно ему никто не готовил завтрак. В голове Адама тут же начали формироваться картины совместного утра с Билли, которые тут же были прерваны суровым голосом реальности в лице Лео.
- Эй, Ка... - по привычке начал Холден произносить прозвище Адама, но вовремя осекся и кашлянул: - Как это понимать? Я вообще-то первый в душ собирался.
- Мне нужно было охладиться, - отмахнулся Миддлтон и внезапно покраснел. - Ремонт потребовал... больше сил, чем я рассчитывал.
- Ну, конечно, - усмехнулся Лео. - Так что там с краном? Сейчас я могу идти?
Адам посмотрел на заинтригованную и притихшую Билли, затем на друга и кивнул:
- Да, я все починил. Можно мыться.
Холден довольно кивнул и встал из-за стойки.
- Не шалите тут, - Лео многозначительно взглянул на девушку и друга. - Я скоро вернусь, - и скрылся в ванной.
Адам покачал головой и прошел к стойке, занимая свое любимое место.
- Венские вафли? - он смотрел на горку уже выпеченных вафель и едва сдерживался, чтобы не утянуть одну на пробу. - С удовольствием попробую.
- Тогда угощайся, - Сэлинджер подвинула тарелку поближе к Адаму, разместила рядом с ним еще одну дополнительную, вытащила из холодильника джемы, которые разложила перед Миддлтоном и в завершении поставила для него и себя пару кружек с кофе. - Приятного аппетита. И... спасибо за помощь с душем, - она посмотрела на него с благодарностью, но почти сразу уточнила, ткнув пальцем в барную стойку. - Только не думай, что это оправдает твой вчерашний поступок.
И хотя Билли говорила с осуждением и предупреждением, в ее взгляде была заметна улыбка, которую девушка пыталась скрыть всеми силами.
Миддлтон улыбнулся и горящим взглядом окинул свежевыпеченные вафли.
- Не думаю, - Адам качнул головой, взял ложку и зачерпнул вишневый джем, ровно распределяя ее по вафле, пока Билли следила внимательным заинтересованным взглядом за каждой его манипуляцией с джемом, - чтобы искупить свой вчерашний поступок мне, похоже, придется как следует потрудиться, - чувство вины проскочило у него во взгляде, и Миддлтон тут же откусил вафлю, стараясь переключить неуместные мысли на рабочий лад.
- Ты сам сказал: доверие надо заслужить, - немного отрешенно заметила Билли, помешивая кофе в кружке, но продолжая смотреть на Адама. И внезапно его глаза округлились.
- Что такое? - испугалась Сэлинджер. "Неужели, невкусно?"
Миддлтон замер на несколько секунд, а затем с наслаждением выдохнул.
- М-м-м, - протянул Адам, отправляя ещё один кусок вафли в рот, - как же это вкусно.
- Ну тебя, - все же улыбнулась Билли и опустила взгляд в кофе, но время от времени поглядывала на руки Миддлтона. - Напугал.
Парень вновь откусил вафлю, тут же утягивая с тарелки ещё одну.
- Как ты там говорила? Так готовить - это настоящее преступление, - Адам улыбнулся и намазал вафлю джемом, а затем задержал взгляд на Билли и совершенно невинно выдал: - Ты прелесть.
Девушка оторвалась от созерцания своей кружки и посмотрела на Миддлтона, собираясь ответить нечто вроде "спасибо" или "благодарю", или "да ладно тебе", но вместо этого замерла на месте и несколько секунд просто смотрела на Адама, не издавая ни звука и отчетливо ощущая, как же сильно и громко бьется ее сердце.
Но затем:
- Вчера ночью я думала о том, чтобы... написать на твоем лбу "Бестолковый" - и обязательно сделаю это, если ты не перестанешь на меня так смотреть, - пообещала ему Сэлинджер и утянула с общей тарелки одну вафлю, которую намазала апельсиновым джемом и отправила небольшой кусок выпечки себе в рот.
Адам хохотнул и отпил из кружки кофе:
- А тебя лучше не злить, - совершенно справедливо заметил Миддлтон. - А вот насчёт взгляда, - он неопределенно повел плечами, - похоже, мне всё-таки придется походить с этой надписью.
Билли очень внимательно посмотрела на Адама, покачала головой и, усмехнувшись, неожиданно зачерпнула пальцем апельсиновый джем и оставила оранжевый след на носу Миддлтона.
- Вот так, - заключила девушка и, задорно хохотнув, тихо добавила довольным голосом: - И что ты скажешь теперь, мистер Очень Важный агент?
Адам зажмурился, как довольный кот, и мягко усмехнулся:
- Думаю...
"...я и без апельсинового джема вкусный, - пронеслась в его голове мысль, которая тут же пронеслась по телу приятно обжигающей волной. - Черт, что я несу. Не смей это ляпнуть", - предостерёг Миддлтон сам себя и продолжил:
- Думаю, оранжевый мне к лицу, - с улыбкой завершил Адам фразу. - Дай-ка, я тоже кое-что проверю, - он сам зачерпнул пальцем вишневый джем и коснулся носа Билли, оставляя сладкий след.
- Эй! - возмутилась и одновременно с тем рассмеялась Сэлинджер.
Адам оценивающе окинул взглядом лицо девушки.
- Хм-м, тебе все идёт, это прямо магия какая-то, - Миддлтон хохотнул и тихо добавил: - Знаешь, я бы убрал этот джем очень приятным способом, но пока тут "мексиканская полиция нравов", лучше воспользоваться салфетками.
Адам улыбнулся и, взяв салфетку, аккуратно стёр джем с носа покрасневшей Билли, а затем со своего.
"Кто бы тебе еще позволил", - с опозданием подумала Сэлинджер, упав в эту атмосферу заботы и чего-то очень личного, о чем не принято говорить вслух двум людям, работающим вместе. Но она не переставала поражаться прямолинейности этого "наглого агента". - "Кажется, кто-то опять начинает задаваться и много о себе думать".
И все же хорошо, что сейчас их обоих разделяла барная стойка, иначе в отсутствии Лео все могло бы зайти намного дальше заигрываний с джемом, простых комплиментов и уже привычных для них с Билли относительно дружеских объятий.
- Кстати о вчерашнем, - Миддлтон тут же постарался перевести тему, когда ощутил, что готов встать со стула и подойти к Билли. - Ты звонила рассказать мне, что Андерсон не убийца. Как ты... об этом узнала?
- Я... - Сэлинджер ненадолго задумалась и покрутила в руках остатки вафли. - Я не знала. Просто догадалась. Я уже говорила тебе, будто что-то не дает мне покоя во всем этом деле, и вчера, во время ужина с Дэном, все встало на свои места.
"А, ну конечно, вчерашний ужин с Дэном", - мысленно буркнул Адам, но вслух сказал другое:
- Это Розенберг натолкнул тебя на эту мысль?
"Или без вмешательства Роберта тут не обошлось? Дьявол".
Оценив, как быстро довольное выражение лица Адама сменилось хмурой тучей, Билли покачала головой и все же объяснила, проигнорировав колкий тон Миддлтона:
- Можно и так сказать. Вернее... пока мы общались, он напомнил мне о первом муже моей тети, а незадолго до этого мне снился очень дурацкий сон, и там... - Билли запнулась и, растерявшись на несколько секунд, неуклюже продолжила: - ну... там был... Андерсон. Вернее, он был весь какой-то странный, как будто с лицом манекена, или как если бы кто-то взял, распечатал его фотографию с одной из наших досок и наклеил ему на голову. И тетя во сне стала звать своего первого мужа - Фрэнка. Я никак не могла понять, в чем здесь связь, а это мое подсознание пыталось меня встряхнуть. Раньше вся эта история даже при таких уликах и совпадениях никак не ложилась в ровный логичный ряд - все равно, что пытаться разгладить простынь, на которой то и дело появляются складки, - Билли вздохнула отложила вафлю на тарелку. - Сейчас попытаюсь объяснить.
Адам отложил вафлю, отпил кофе и приготовился слушать, пока из слов Билли ему удалось уловить только то, что она уже упоминала не раз и из-за чего Миддлтон в конце концов решил предложить девушке вести это дело совместно - ее сомнения относительно того, что Андерсон убийца, которые в итоге подтвердились.

Тем временем Лео, помня о том, что обстановка между его другом и Билли становится все более опасной (пусть по-хорошему, но для дальнейшего расследования это может стать проблемой), не стал надолго задерживаться в ванной и помылся в рекордно короткие сроки, словно пытался выиграть приз за самое быстрое обтирание гелем, водой и полотенцем - хотя, после такой безумной ночи он бы с удовольствием простоял под душем не меньше часа.
Пока он одевался, то успел оценить обстановку и в ванной Билли, в очередной раз подметив хороший вкус стиля Сэлинджер, ведь чтобы так удачно подобрать каждую деталь интерьера, нужно особое чутье. Но особенно Холдена порадовала надпись на ящике над унитазом. Усмехнувшись в голос, Лео невольно покосился на себя в зеркало со спины и, оставшись довольным увиденным, вернулся на кухню как раз к тому моменту, когда Билли собиралась рассказать, как она догадалась, что Андерсон не убийца.
Тут же бросив внимательный взгляд на тарелку с вафлями, Лео прищурился.
- Похоже, я как раз вовремя, - проговорил он с подозрением, подсчитывая в уме количество оставшихся вафель. Подойдя к стойке, Холден сел на барный стул рядом с Адамом и практически сразу же уловив знакомое ему напряжение между другом и Билли.
"Вот ведь... преступники, - возмутился Холден. - На пять минут одних нельзя оставить".
- Ты всегда вовремя, - усмехнулся Миддлтон. - Вафли ещё есть, а мы как раз обсуждаем дело.
- Дело? - удивился Лео. - Тогда секунду. Я намажу эту очень вкусную вафлю любимым джемом и можем продолжать.
Он подмигнул и утянул с общей тарелки свежую выпечку - как раз, когда Билли поставила перед ним чашку с кофе.
- Я как раз объясняла Адаму, почему я решила, что Андерсон - не убийца. На самом деле я говорила это еще в самом начале, но потом посыпалась гора из улик и доказательств, и... - Сэлинджер пожала плечами, - этому гаду удалось увести фокус внимания на Боба. Черт возьми, - шикнула она и подперла подбородок рукой, - надо подготовить отчет в суд, что Андерсон уже точно не явится на заседание.
"И денег мне за него не видать", - пронеслась в голове Билли кощунственная мысль, от которой та отмахнулась, как от назойливой мухи.
ПОТОМ ВЫЧЕСАТЬ И ОБЛАГОРОДИТЬ РАССУЖДЕНИЯ БИЛЛИ
- В общем, - продолжила девушка, - нас сбило видео Трисс и Ирмы, где они звали убийцу как "Робби", а дальше все начало нанизываться друг на друга, доказательства подгонялись под теорию, и эта самая теория по итогу стала вполне себе обоснованной версией, но если убрать то, что пытался навязать нам этот ненормальный, то получится не самое уверенное предположение о том, что Боб Андерсон - серийный убийца. Еще в самый первый раз, когда мы с Адамом обсуждали это дело и развешивали на стене фотографии Трисс и Ирмы, я все никак не могла понять, что произошло с Бобом, раз он сорвался и перешел от финансовых махинаций к убийствам. Да, вы оба заявляли, что серийные убийцы не ходят в майках с надписью "я - маньяк", вот только профиль Боба никак не ложился на эту картину. И те выводы, к которым пришли мы с вашими профайлерами - о психологическом портрете Боба, - оказались собранными на несуществующих фактах, подкинутых другим человеком. И вот, что касается Фрэнка - бывшего мужа моей тети, - и тот странный сон... - Билли задумчиво покусала губу и продолжила: - как-то раз на один из наших семейных ужинов ворвалась полиция. Было много шума, хаоса, мы ничего не понимали, но Фрэнка повязали и предъявили ему обвинения в подозрении на ограбление магазина, причем сходилось много факторов: его внешние данные (он оказался похож на настоящего грабителя), рост, одежда, даже маршрут. И самое смешное в том, что это действительно было дурацким совпадением, но даже мы едва не поверили в то, что он мог пойти на ограбление, ведь все факты были против него, а Фрэнк никак не мог объяснить, где он был в момент совершения ограбления. И в конце концов выяснилось, что он был у своей любовницы и не хотел рассказывать нам об этом, потому что тетя... - Сэлинджер вздохнула, - в общем, она была строгой в этом плане, и когда все выяснилось, и Фрэнка выпустили, она выкинула его вещи с балкона - и чуть его с лестницы не спустила. Суть в том, что все было против него, но он оказался не виновен, хотя вся информация была, как на ладони. И мое подсознание пыталось намекнуть мне об этом через сон, а я додумалась до этого только вчера, - Билли с досадой выдохнула и убрала привычным движением прядь волос за ухо. - Что касается Андерсона: его финансовые отчеты и даже вещи на столе всегда лежали в относительном порядке. А еще, когда я была в офисе, то видела у его секретаря и у него на столе салфетки для рук. Если он как минимум с вниманием относился к чистоте рук, то вся эта кровавая картина на местах преступлений идет вразрез с этими мелкими деталями - хотя опять же они не являются прямым доказательством да и косвенным тоже едва ли, - Билли пожала плечами. - А еще эти контакты с Адамом... если посмотреть на мою же версию с другой стороны - Боб скрывал связи на стороне от жены, скрывал свои преступления и старался не играть открыто. Это в чем-то даже отдает трусостью, а человек, который так нагло звонит агенту ФБР, не похож на труса. ДОБАВИТЬ ЕЩЕ ДЕТАЛЕЙ-ЗАМЕТОК ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ. А еще... я вчера думала об этом, пока вы не приехали, и если бы Боб был серийным убийцей, то, скорей, меркантильным типом. Он - финансовый паразит и жадный до денег. То есть был таковым. Я по-прежнему уверена, что наш парень ищет эмоций и получает удовольствие от причинения жертвам боли и страданий. А это признак дестроера, не меркантильного серийного убийцы. Но этот гад свел все воедино и сбил нас с пути. Но я верю, что еще не слишком поздно.
Билли отпила кофе из кружки и посмотрела на парней.
- Я не знала наверняка, что Боб - не убийца. У меня были догадки против этого, и вчера я всерьез задумалась об этой версии, но понятия не имела о том, что в тот самый момент Адам...
Неожиданно карман Миддлтона зажужжал. Сэлинджер прервалась и с волнением посмотрела на парня.
"Неужели, опять он? Убийца?"
Адам нахмурился, невольно прокручивая в голове тех, кто мог звонить ему в такую рань. Криминалисты? Рон? Или это Роберт решил проверить последствия своего "щедрого подарка"? Кто бы это ни был, не стоило задерживаться с ответом. В нынешней ситуации, когда любая, даже самая незначительная деталь может поставить расследование с ног на голову, новая информация должна поступать своевременно. Миддлтон отряхнул руки и, бросив взгляд на притихшую Билли, а затем на замершего друга, вынул телефон из кармана.
- Номер не определен, - констатировал Адам. - Лео, готовься набирать группу техников по моему сигналу.
Холден кивнул и тут же приготовил свой мобильный.
"Чёрт возьми, - подумал Миддлтон, - надеюсь это ты, Роберт, а не очередная реклама от оператора сотовой связи".
Адам нажал на принятие звонка и уже привычно представился:
- Миддлтон.
Нет, это был не маньяк, не рекламный спам и даже не ошибочный вызов…
- Привет, дорогой, - прошелестел до боли знакомый голос, тут же вызыв внутри Адама ворох болезненных ощущений. Миддлтон стиснул зубы, чтобы не выругаться в голос, и лишь то, что звонок застал его врасплох, не дало Адаму сразу сбросить вызов.
"Твою мать".
В голове тут же раздался оглушительный звон, будто Миддлтона со всей силы приложили увесистой битой по затылку. Прочная внутренняя защита, которая охраняла Адама от любого внешнего посягательства, похожего на то, что устроила ему Мария, пошла сетью трещин, угрожая вот-вот разрушиться. На миг Миддлтон просто замер, не веря в то, что это на самом деле происходит.
Она звонит ему.
Год мучений и полного эмоционального забвения позади.
А она звонит ему.
"Твою мать".
- Давно не виделись, - как ни в чем не бывало произнесла Мария (а это без сомнения была именно она). - Знаешь, я тут прилетела в Чикаго…
"Какого черта?!" - внутри Адама словно что-то взорвалось, искрами рассыпаясь внутри и поджигая каждую клеточку организма. Внешне Миддлтон все еще находился в полном ступоре, побледневший, невидящим взглядом смотрящий на кухонный шкаф напротив, а внутри закипал праведный гнев.
"И как у нее только наглости хватает звонить после всего?" - в голове Адама оглушительно зарычал внутренний зверь, готовясь сорваться с цепи и броситься в атаку.
Миддлтон, понимая, что если сейчас скажет хоть слово - это слово будет далеким от цензурного, и старался удержать мощный поток гнева, злости, обиды, разочарования. Адам просто молчал, найдя это лучшим решением в данной ситуации. Мария еще что-то говорила, но ее фразы слились в один сплошной фоновый шум, чертов назойливый свист.
"Хватит!" - мысленно процедил сквозь зубы Адам.
Тяжело дыша, будто до этого больше двух часов бежал без остановки, Миддлтон осознал, что слишком сильно сжимает свой телефон.
"К черту", - Адам спустил мобильный по щеке, а затем убрал от лица и нажал на сброс вызова.
На кухне воцарилась напряженная тишина, в течение которой Миддлтон пытался хоть немного успокоить бушующие внутри чувства, готовые разорвать его на куски. В глазах Адама бушевало настолько яркое пламя гнева, что бледность его лица становилась еще отчетливее, и сейчас ее можно было сравнить с цветом стен в квартире Билли. Миддлтон полностью отключился от реальности - ничего не слышал и ничего не ощущал, кроме ноющей боли в груди, вызванной эхом прошлого. И эта боль разрасталась вместе с пожирающим изнутри пламенем злости и обиды.
- Эй, старик, - осторожно произнес Лео, совершенно ошарашенный реакцией друга. - Тебе с того света позвонили?
Адам всегда стойко переносил любые удары, которые преподносила ему жизнь, с достоинством воспринимал даже самые тяжелые новости и сразу начинал выяснять - что, куда, зачем и почему. А тут он просто… промолчал? И выглядел так, будто призрака увидел.
Лео присмотрелся к другу и по его глазам, в которых сейчас отчетливо отражался весь спектр эмоций от возмущения до ярости, понял, что именно сейчас произошло и кто решил напомнить о своем существовании в это мирное утро.
Спектр ругательств Лео был намного шире, чем у Адама. В мыслях Холдена тут же пронеслось яркое нецензурное описание своего состояния, звонившую же он попытался в определениях обойти, лишь буркнув про себя:
"Чтоб тебя, снежная королева".
А Миддлтон опасался шевельнуться даже на миллиметр. Эмоции и боль внутри него достигли настолько плотной концентрации, что любое неосторожное движение могло окончательно ухудшить состояние Адама, вызвав либо мощный всплеск, либо наоборот погрузив парня в полнейшую апатию.
"Дыши, - тихо говорил он себе. - Только дыши".
- Адам?.. - донесся до него тихий голос Билли, которая, в отличие от Лео, едва ли понимала причину происходящего, но интуитивно уже начинала догадываться о происходящем.
Миддлтон не сбросил бы звонок от Роберта или от кого-то с работы, не узнав все подробности и не задав максимум уточняющих вопросов - в этом Сэлинджер была уверена на все сто процентов.
ДОПИСАТЬ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ СОСТОЯНИЯ АДАМА
Прошла ещё минута, и Билли поняла, что просто не может видеть его в таком состоянии.
- Адам, - вновь очень тихо позвала его девушка и, осторожно протянув к нему руку, коснулась пальцами его сжатого кулака.
Миддлтон вздрогнул, ощутив, как от прикосновения Билли по его руке разливается спокойствие. В этот момент Адаму очень хотелось просто выдохуть, забыть обо всем и крепко обнять девушку, почувствовав ее пальцы на своих волосах.
"Билли".
Миддлтон посмотрел на ее руку, с удивлением отмечая, что собственные пальцы сжались в кулак (Адам даже не заметил этого, пока пытался не сорваться на Марию и утихомирить внутреннюю бурю), а затем поднял вгляд на девушку. Ее темные глаза наполняло беспокойство, и Миддлтон ощутил, как чувства Билли проникают глубоко в его тело, проясняют сознание и возвращают к реальности.
Он смотрел на нее, и желание рассказать обо всем, что связано с Марией росло и заполняло изнутри, желая вырваться наружу. Никто не знал, сколько пришлось вынести Адаму за время недолгой совместной жизни со снежной королевой, даже Лео не был в курсе всех деталей. Сейчас Миддлтон чувствовал необходимость снять с себя этот груз и рассказать Билли свою безрадостную историю здесь и сейчас. Но… эмоциональная буря, все еще бушующая внутри, прочно блокировала любые попытки описать причины своего возникновения. Со смятением в глазах Адам около минуты смотрел на девушку, однако смог выдать только короткое…
- Я… -  Миддлтон опустил взгляд и разжал собственные пальцы так, чтобы ладонь Билли оказалась в его руке. Он коснулся запястья девушки большим пальцем и перевел взгляд на телефон, который все еще держал в руках. Желание зашвырнуть мобильный как можно дальше остужала только вполне здравая мысль, что именно на этот номер еще может позвонить убийца.
"Все самые "яркие" личности в одном телефонном справочнике - как удобно", - с досадой подумал Адам.
Перехватив в гладкой черной поверхности экрана мобильного свое отражение: бледное, с горящими глазами и с печатью растерянности на лице - Миддлтон едва не рыкнул вслух, но вовремя себя удержал и слишком порывисто убрал телефон в карман брюк. Сейчас лишь прикосновение к Билли, ощущение мягкости ее кожи и успокаивающего тепла давало Адаму сохранять остатки внутреннего равновесия.
- Всё хорошо, - тихо проговорила Билли и накрыла его руку второй ладонью. Сэлинджер понятия не имела, что именно произошло в прошлом Адама, но уже догадывалась, что причиной была женщина, и видела последствия этого... общения. И все это вызывало у Билли лишь одну справедливую реакцию: не пошла бы к черту эта незнакомка с её звонками?
Миддлтон с благодарностью взглянул на девушку и затих, чувствуя, как от ее прикосновений буря внутри словно становится на паузу.
Лео с лёгким прищуром наблюдал за происходящим, понимая, к чему это все может привести. Если бы не опасность отношений Билли и Адама для расследования и для них самих (маньяк уже очень скоро начнёт давить на обоих так, что мало не покажется - впрочем, он уже начал, если судить по рассказу друга о последнем звонке), если бы не это дело, Холден сейчас бы просто тихо уехал, оставляя Адама и девушку наедине. Он прекрасно понимал, что привести друга в чувства может только Билли. Но Лео не мог этого сделать, не мог пустить дело на самотёк, поэтому кашлянул, нарушив возникшую тишину, и засобирался:
- Я думаю, нам пора, - Холден встал из-за стола и хлопнул Адама по плечу. - Поехали, работы полно.
А ещё им все же предстоит разговор о звонке Марии.
"Чёрт бы ее побрал".
Миддлтон вряд ли мог сейчас с точностью определить, что именно происходит у него внутри: в груди продолжало болезненно ныть и скрестись, но он, как мог, пытался сдержать эмоции. Злость все ещё маячила на краю сознания, и Адаму во что бы то ни стало хотелось ее выплеснуть.
"Надо выделить себе время на спортзал, - подумал Миддлтон, - иначе точно взорвусь".
Было и другое решение - остаться рядом с Билли и успокоиться лишь от ее присутствия и от домашней атмосферы квартиры девушки. Вот только пока Адам не мог себе этого позволить, поэтому несколько секунд спустя, наконец, вынырнул из своих мыслей и кивнул Лео.
Миддлтон ещё хотел добавить что-то вроде:
"Да, нам ведь предстоит разбор полетов у шефа после вчерашнего", - но слова не шли.
Адам накрыл руку Билли своей сверху и мягко сжал, передавая девушке свои чувства и благодарность за поддержку. Как же сильно ему хотелось остаться здесь, в этом раздражающе-хаотичном, но уютном доме; остаться рядом с ней, потому что все остальное уйдёт на второй план. Но... чёртовы правила, чёртово дело.
Несколько секунд поборовшись с собой, Миддлтон отпустил руки девушки и поднялся из-за стойки.
- Я все тебе расскажу, - неожиданно произнес Адам, обращаясь к Билли, которая посмотрела на него с немым вопросом. - Все расскажу, - он задержал взгляд на девушке дольше, чем позволяли правила приличия, и она едва не попросила его остаться, но прежде, чем это произошло, Адам все же направился в прихожую.
Наблюдая за этим, Лео лишь покачал головой и прошел сначала в гостиную, чтобы переодеться в рубашку, а после догнал друга в коридоре.
Билли растерянно посмотрела на вафли, на чашки с кофе, вспомнила выражение лица Адама в момент злополучного звонка и...
Сэлинджер с досадой выдохнула и поплелась в коридор, где как раз обувались парни. Что бы там ни стояло за этой историей, кем бы ни была та женщина, но она все ещё способна вызвать в Адаме настолько сильные эмоции, что он едва сдержал себя в руках. И это было как-то... слишком.
"Я все тебе расскажу", - пообещал он.
"А может, не стоит?" - мелькнула в голове Билли осторожная мысль.
ДОРАБОТАТЬ МОМЕНТ
- Позвоните мне, как только узнаете решение Рона, - попросила Сэлинджер и переместила осторожный взгляд с Лео на Адама.
От вида растерянной и настороженной Билли, Адам ощутил, как его щеки едва не вспыхнули от стыда. Адам не смог проконтролировать свою реакцию во время звонка и не смог послать Марию подальше прямым текстом - он просто промолчал, проявив недопустимую для себя слабость. Сейчас ему очень хотелось подойти к Билли ближе, коснуться её лица и прошептать ей на ухо что-нибудь успокаивающее. Но вместо этого Адам мог только говорить, все ещё несколько неуклюже, но... тем не менее.
- Эй, - тихо и мягко произнёс Миддлтон, глядя девушке в глаза. - Все хорошо. Спасибо за то, что оставила нас на ночь, и за вкусный завтрак. - Билли кивнула и выдала слегка натянутую улыбку. - Как только мы поговорим с Роном, я сразу тебе позвоню.
Лео уже попрощался с Билли и вышел в коридор, а Адам все ещё стоял в прихожей, хотя давно должен был шагнуть за другом. Но он не хотел уходить - только не так, ничего не объяснив и оставив девушку в подвешенных эмоциях. Но слова до сих пор не могли пробиться сквозь злость, которая все ещё бушевала внутри Миддлтона - злость на самого себя.
Наконец, понимая, что пауза затягивается, а Билли вопросительно смотрит на Адама, Миддлтон шагнул назад к двери и проговорил:
- До встречи, Билли, - он коротко кивнул и вышел вслед за Лео, оставив Сэлинджер с досадой смотреть на закрывшуюся дверь.
И как только парни покинули квартиру, Билли немного растерянно и все так же задумчиво посмотрела по сторонам и вернулась на кухню, где все еще стояли кружки с недопитым кофе на дне, рядом с тарелкой с остатками вафель.
"Я все тебе расскажу".
Билли села обратно на свой стул и, стащив одну из вафель, уставилась отсутствующим взглядом в стену напротив.
ДОПИСАТЬ
Он все ей расскажет.
"Но...".
Покачав головой, Сэлинджер взяла в руки телефон и постаралась переключиться на сообщения друзей, но ее взгляд то и дело перемещался на дверь в ванную комнату, и, в конце концов, Билли не выдержала. Любопытство пополам с тягой осмотреть все лично сыграли свою роль, и девушка поднялась со стула, подошла к ванной комнате и, осторожно коснувшись ручки, открыла дверь.
Внутри все было по-прежнему: все вещи находились на своих местах, в хаотичном, чисто "сэлинджеровском" порядке, в воздухе повис аромат цитруса и ванили, а в углу, рядом с тумбой для разных ванных принадлежностей, стоял ящик с инструментами, который принесла Билли, чтобы Адам мог заняться плохо работающим краном, к которому она успела привыкнуть и починить который даже Дэн не нашел времени (или желания).
Билли подошла к душевой кабине и, ненадолго задумавшись (ведь внешне изменения в смесителе были незаметны), дотронулась кончиками пальцев до прохладной металлической поверхности крана, словно видела его впервые. Пару секунд спустя она повернула рычаг смесителя до упора и с удивлением посмотрела на спокойно льющуюся из душа воду - никаких срывов болтов, протечек шланга и иных сбоев, во имя которых Сэлинджер разработала отложенную к этому времени систему "управления смесителем". А теперь это "только не жми до упора" больше ей не требовалось.
Все с тем же тихим удивлением Билли коснулась пальцами льющейся воды и посмотрела на свою ладонь, по которой стремительно стекали прозрачные капли.
Адам.
Она ведь не просила его ни о чем - даже показала, как пользоваться душем в ее доме. А что же он?
Просто выслушал ее, взял и молча починил кран.
Этот смеситель даже толком и проблемой не был - скорей, небольшим недочетом, который пропадал на фоне творческого порядка (или беспорядка), и Билли успела привыкнуть, но раз все так, то почему то, что сделал Адам, отзывается внутри гораздо сильнее тех же подарков и приятных мелочей, которые делал для нее Дэн?
Да, Розенберг никогда не стремился заниматься ремонтными работами дома, предпочитая вызывать в таких случаях специалистов, не парился из-за всяких, по его мнению, мелочей и всегда был уверен в том, что если Билли действительно понадобится что-то, то она просто попросит об этом. И он поможет. Если не будет загружен делами, то непременно поможет, вот только Сэлинджер терпеть не могла просить его о чем-то. Билли не хотела играть с ним в сеансы телепатии, но подсознательно ждала, чтобы Дэн понимал без ее подсказок, где и как она нуждается в поддержке или решении проблемы. Если дела становились действительно серьезными, Билли обращалась за помощью, но в пределах своего личного пространства все было иначе, вот только они с Дэном так и не смогли выйти на одну общую волну полного взаимопонимания.
А теперь...
Билли одернула руку и, выключив воду, отошла к раковине, на несколько секунд прикрыв глаза. Совершенно внезапно ей очень сильно захотелось двух совершенно разных вещей: окунуться в воду с головой, чтобы смыть запретные мысли, которые никак не вписывались в планы Сэлинджер, и... затянуть Адама, если бы он был тут, в этот душ, который он сам же и починил. Кабина довольно просторная, там хватит места для двоих, но хватит ли смелости у Билли - вот, в чем вопрос.
Но тот внезапный звонок на телефон Адама охлаждал и отрезвлял похлеще какого-нибудь действенного антипохмельного средства, возвращая девушку на землю и как бы намекая, что все это их с Миддлтоном взаимное притяжение является ничем иным, как попыткой бегства Адама от демонов своего прошлого и средством от его душевной боли.
И Билли не была готова к подобному.
ДОПИСАТЬ

Отредактировано Billy Salinger (2019-05-08 20:04:14)

+1

4

Несмотря на то, что внешне Адам пришел в себя после звонка Марии, в его глазах все еще полыхал огонь разрастающейся внутри злости.
«Почему она объявилась именно сейчас?»
«Ее привлекло крупное расследование?»
«Или ей наскучил очередной парень, либо, что еще вероятнее, послал ее на все четыре стороны, и Мария вспомнила, что есть Миддлтон, который довольно долго терпел все ее выходки?»
«К черту!»
Адам с силой хлопнул по дверце своего форда ладонью и лбом уткнулся в крышу машины. Участившиеся дыхание Миддлтона никак не желало приходить в норму, и Адаму хотелось врезать самому себе для прояснения сознания.
"Мне все равно, зачем она сюда явилась, - повторял он про себя, - мне абсолютно все равно".
Лео не спускал с друга глаз весь путь до парковки около дома Билли, стараясь уловить любое изменение в его состоянии. Рука Холдена невольно заныла от воспоминаний об утреннем происшествии несколько дней назад, когда Адам принял его за Марию. И когда друг хлопнул по машине, с которой обычно пылинки сдувал, Лео четко осознал, что необходимо срочно принимать меры.
- Ключи, - Холден подошел на расстояние двух шагов к Миддлтону и протянул руку, но друг не отозвался, продолжая молча стоять, упершись лбом в крышу форда. У Лео от этого вида по спине неприятно расползлись мурашки. Он прищурился и произнес уже громче и резче: - Адам!
Миддлтон резко выдохнул и оторвался от машины, выпрямившись во весь свой немалый рост.
- Ну, что? - недовольно буркнул он, потирая пальцами лоб, на котором красовалась красная отметина от лежания на машине.
Лео скрестил руки на груди, еле переборов желание отвесить другу подзатыльник. Столько времени прошло, а Адам все еще реагирует на Марию так, будто они расстались только вчера. Если бы Холден знал точно, как привести друга в чувства и помочь ему отпустить боль прошлого, он бы все сделал для того, чтобы облегчить состояние Адама. Но… при любых попытках хоть как-то помочь, Миддлтон выставлял высоченные барьеры и замыкался в себе. Поэтому Лео приходилось лишь следить, чтобы его сдержанный друг не наломал дров из-за очередного мощного всплеска эмоций.
- Ключи, говорю, давай, - с нажимом потребовал Холден.
- Может, тебе еще и одежда моя нужна? - Адам сверкнул глазами (отчего Лео на миг стало совсем не по себе) и открыл дверцу машины, собравшись занять водительское сидение. Но Холден так просто сдаваться не собирался.
- Э, нет, - Лео схватился за дверцу, не дав открыть ее полностью. - Одежду можешь оставить при себе, а вот за руль я тебя не пущу в таком состоянии.
- В каком состоянии? - голос Миддлтона звучал глухо и прерывисто. - Со мной… все в… порядке.
Адам все еще пытался себя успокоить и хотя бы внешне сохранить относительно невозмутимый вид, но прекрасно понимал - друг слишком хорошо его знает, и к тому же он прав.
"Черт!"
- В порядке, конечно, - нервно усмехнулся Лео и добавил уже гораздо строже: - Если не отдашь ключи, отправлю тебя на психотерапию, как и обещал. Да что с тобой? Передо мной-то уж точно не стоит корчить из себя героя, - Холден покачал головой. - Что она сказала?
По лицу Адама проскочила тень, а глаза на пару секунд вспыхнули еще ярче. Если бы Лео не знал друга, то в этот момент отступил бы подальше, опасаясь удара. Но даже Холден, понимая, что Адам ему ничего не сделает, невольно вздрогнул, когда тот стремительно сократил расстояние между ними.
- Не смей. Больше. Поднимать. Тему. Терапии, - процедил Миддлтон каждое слово и с силой всучил Лео ключи от форда.
"Черт бы тебя побрал, - с облегчением выдохнул Холден, наблюдая за тем, как друг стремительно обходит машину, но уже гораздо спокойнее занимает пассажирское сидение. - И что мне с тобой делать, упрямый ты засранец?"
Лео сжал в руке ключи от машины и, мысленно выругавшись, сел за руль. Весь путь до дома Миддлтона Холден молчал и слишком быстро вел форд, будто боялся, что если не доставит друга под бодрящий душ вовремя, то тот окончательно в себе замкнется - опять. А Адам слишком внимательно смотрел на дорогу, будто хотел запомнить все до каждого столба и вывески. Он не помнил, как они с Лео доехали до дома и как поднялись в квартиру - все это сохранилось в голове Адама бессвязными обрывками. В его ушах до сих пор звучал голос Марии, который хотелось вырвать оттуда железными раскаленными щипцами.
Адам не помнил, как принял душ, на фоне слышался лишь шум воды, а затем что-то говорил Лео - похоже, пытался найти себе сменную одежду. Но все происходящее от того момента, как Миддлтон сел в машину смешалось и раздробилось в его сознании. На то, что Адам видел в настоящем, наложились воспоминания прошлого, будто он вернулся на год назад и видит свою квартиру в том состоянии и обстановке, которая была тогда.
Вот Миддлтон стоит перед зеркалом в своей комнате и повязывает галстук. Его что-то очень сильно беспокоит, но Адам не может понять, что именно. В ванной Миддлтона больше нет такого большого количества шампуней и разнообразных кремов, а в шкафу значительно освободилось место под его рубашки. Адам сам хотел, чтобы Мария, наконец, ушла и оставила его в покое, так почему же ее образ до сих пор так сильно выводит его из себя?
"Слабак", - пронеслось у Миддлтона в голове, но внешне он, как всегда, постарался сохранить невозмутимый вид. И у него даже получилось, а вот галстук сегодня не удавалось повязать, сколько бы Адам не прилагал усилий.
- Лео, - позвал он, впервые заговорив от самого дома Билли, - можешь помочь?
Холден, уже полностью собранный к работе (благо, у Адама всегда можно было найти свои вещи - постиранные и аккуратно развешанные на плечиках в шкафу, разумеется) в это время уже сидел у Миддлтона на кухне и пил кофе. Чтобы спокойно выносить отстраненный вид друга, кофеина Лео требовалось очень много. Когда Холден услышал свое имя, то сначала подумал, что ему показалось, но уже через секунду Лео сорвался с места и буквально телепортировался в комнату Адама.
- Неужели у молчаливого принца прорезался голос? - недовольно фыркнул он, но все же выдохнул и сменил гнев на милость. - Что там у тебя? - произнес Лео уже гораздо мягче.
- Да я… галстук никак не могу завязать, - Адам, не поворачивая голову в сторону друга, хмуро рассматривал свое отражение в зеркале и никак не мог понять - что же его беспокоит?
- Давай посмотрю, - Лео махнул рукой и, подойдя к другу, изменился в лице. - А… почему галстук… черный? - Холден непонимающе взглянул на небрежно завязанный узел, а потом поднял глаза на Адама.
- Почему черный? - Миддлтон внимательно всмотрелся в свое отражение: аккуратно приглаженные волосы, все еще бледное лицо, чистая белая рубашка и… черный галстук.
- Твою мать! - крикнул он и сорвал со своей шеи полоску черной ткани, зашвырнув за кровать.
Лео все же предусмотрительно сделал шаг назад, чтобы не попасть под случайный размах. Друг так убийственно смотрел на зеркало, что лишь чудо спасло предмет интерьера от сокрушительного удара - чудо и выдержка Адама, которая (слава Богу) все еще оставалась при нем.
Миддлтон смотрел на себя и тяжело дышал, с силой сжимая кулаки. В этот момент он готов был разрушить все, что попалось бы ему на пути - каждую мелочь в своей квартире, но уже через несколько секунд Адам закрыл глаза и опустил голову.
- Она в Чикаго, - выдал Миддлтон к большому удивлению Лео. - Понятия не имею, зачем она звонила.
Адам резко выдохнул и, открыв шкаф, выбрал темно-синий галстук.
- В Чикаго? - уточнил Холден, подумав, что ослышался. - И что этой стерве тут понадобилось?
- Я же сказал, понятия не имею, - Адам говорил уже ровнее, но его голос то и дело срывался на повышенный тон. Зато с галстуком все вышло просто отлично - Миддлтон повязал его за минуту и, осмотрев себя, остался доволен результатом.
- И что ты собираешься делать? - Лео внимательно смотрел на друга, пока тот надевал пиджак и поправлял рукава рубашки.
Адам качнул головой и, наконец, повернулся к другу. Миддлтон прекрасно знал, к чему клонит Холден, но не собирался делать ничего из того, что мог предположить Лео.
- Собираюсь вплотную заняться расследованием, - на выдохе ответил Адам и под пристальным взглядом Холдена, взял телефон с прикроватной тумбочки. - Я не собираюсь ей звонить, если ты об этом, как-то пересекаться с ней - тем более. Мария давно осталась в прошлом.
"Что-то не очень заметно", - мысленно пожал плечами Лео.
- Ладно, соберись и оставь все эти мысли за порогом Бюро, - сказал он вслух. - Сегодня тебе придется рассказать Рону, почему ты один рванул в дом к маньяку.
- Спасибо за дружеское напоминание, - покачал головой Адам.
- Всегда пожалуйста, - совершенно невинно улыбнулся Лео.
- И, насчет Марии, - Миддлтон положил свой мобильный в карман, а затем взял аварийный телефон. - Пусть она хоть поселится в Чикаго - мне все равно.
Холден с сомнением посмотрел на друга, но все же кивнул:
- Надеюсь, что так оно и есть. А теперь идем, надо успеть на встречу к Рону.
Адам, проходя мимо зеркала, все же задержался и провел рукой по галстуку, будто на ощупь мог определить цвет.
"Вроде не черный".
А затем, мысленно ругнувшись, нагнал Лео в прихожей.
Квартира Адама, освещенная утренним солнцем, теперь воспринималась им более реалистично, чем когда он зашел сюда полчаса назад: знакомая обстановка и привычный порядок. Но после уюта убежища Билли все здесь выглядело каким-то… пустым и вызывало неясную тоску.
Отвлекаясь от этих мыслей Миддлтон поправил пиджак и протянул руку к Лео:
- Ключи.
- Ну нет, - решительно помотал головой друг.
- Эй! - возмутился Адам. - Это что за фокусы? Я в порядке. И это моя машина.
- Твоя-твоя, никто не спорит, - пробормотал Лео. - И ты вроде отошел, но ключи получишь только вечером. Мне надо убедиться, что ты не впадешь в ступор по пути на работу.
Миддлтон вспыхнул, но успел скрыть свои эмоции. Сейчас внутри него раскинулось дымящееся пепелище, эмоциональные последствия которого лучше Холдену не показывать.
- Это несправедливо, - заключил Адам и вышел из квартиры вслед за Лео.
- Несправедливо закрываться от помощи, - парировал Холден. - И продолжать мучить себя, хотя давно можно было все исправить.
- Иди ты, - беззлобно ответил Миддлтон и окинул взглядом квартиру перед тем как закрыть, проверяя - все ли выключено. - Идем, - добавил Адам, щелкнув замком, - Работа не ждет.
Лео уловил в тоне друга нотки, которые ему совсем не понравились. Похоже, Миддлтон вновь попытается закрыться от своих воспоминаний, с головой погрузившись в расследование.
"Чтоб тебя, Адам, - с досадой подумал Холден, - лучше бы ты со мной поговорил, а не строил из себя сильного мира сего. Упрямец чертов".
Лео выдохнул и направился к лифту. Время от времени посматривая на друга, он все еще улавливал остатки утренней эмоциональной бури, но они постепенно исчезали. Скоро внешних признаков, что Адама что-то выбило из колеи, уже никто не увидит, и лишь Холден будет продолжать подмечать, как кулаки друга то и дело сжимаются так сильно, что белеют костяшки.

+1

5

***
— Ну, как ты?
Голос Лео все еще доносился до Адама так, будто с силой пробивался сквозь плотную преграду. Миддлтон смотрел прямо перед собой на закрывающиеся дверцы лифта подземной парковки Бюро, пытаясь понять, что происходит у него внутри, но... Сейчас значительное облегчение приносило только то, что уже пришедшая в движение кабина поднимает Адама на рабочий этаж, а там он сможет полностью переключиться на расследование. Работы после вчерашнего "открытия" предстоит с головой, чему Миддлтон в данных обстоятельствах был только рад.
— Готов к встрече с Роном, — отозвался он, минуту спустя.
Лео, конечно, хотел услышать не это. Другу необходимо было знать подробности состояния Адама, вот только сам Миддлтон ощущал лишь тянущую пустоту внутри, что заставляло стискивать зубы от невозможности никак не реагировать на любые упоминания о Марии.
"Черт возьми", — безрадостно пронеслось в голове Миддлтона, выражая все его отношение к своей реакции и происходящему.
Холден в очередной раз (по счету уже пятый или шестой за это утро) опустил взгляд на руки Адама, на что тот спрятал их в карманы брюк, снова невольно сжав в кулаки. Лео слишком хорошо знает, куда смотреть, чтобы получить ответы на свои вопросы, а Миддлтон упрямо не хочет показывать ему свое истинное состояние.
"Еще отошлет к Гарольду или того хуже — к терапевту", — мысленно вздохнул Адам.
Миддлтон знал, что Холден старается ему помочь всеми силами, вот только в этой ситуации Адам хотел разобраться сам, чувствовал, что только так ему под силу победить призрак прошлого.
Лео лишь закатил глаза, когда заметил, как Миддлтон прячет руки в карманы, и хотел уже сказать, что упрямство до добра друга не доведет, как внезапно по кабине лифта мелодично разлился рингтон телефона Холдена.
Лео хмыкнул и, посмотрев на экран мобильного, расплылся в довольной улыбке — звонила Марти.
— Привет, пантера, — промурлыкал в трубку Холден, заставляя Адама снова погрузиться в свои мысли. Уж чего-чего, а этот разговор Миддлтон хотел оставить вне своего восприятия. Он поблагодарил Марти за звонок и за то, что Лео сейчас переключился на нее. А когда оба агента приедут на этаж криминального следственного отдела, Адам быстро юркнет в свой кабинет, и у друга не будет возможности донимать его расспросами.
Он еще не знал, что вскоре голова Лео будет забита совсем другой проблемой.
— И где ты был? — без приветствия и тоном, не предвещающим ничего хорошего, проговорила Марти.
"Ох, эта женщина", — у Лео даже глаза заблестели. Грозящая ссора его ничуть не пугала.
— Марти, ну что ты опять начинаешь? — возмутился Холден. — Я работал.
— Работал ты, конечно, — на том конце провода явно собирался мощный удар стихии. — Я твой телефон пробила. С каких пор ты работаешь по ночам в квартире... Кто она вообще такая?!
— Что? — тут уж пришла очередь Лео вспыхнуть так, что даже Адам, сквозь собственные размышления, ощутил нарастающий жар праведного гнева, исходящий от друга. — Ты мой телефон пробила? Ты мне не доверяешь?
— Кто. Она. Такая? — вопросом на вопрос ответила Марти. — Ох, Холден, если ты мне изменяешь, я тебе твое мексиканское достоинство с корнем вырву.
— С чего мне тебе изменять? — пропыхтел Лео. — Сама подумай. Я был там с Адамом...
— Ах, ты еще и Миддлтона в это втянул, герой любовник, мать твою. Или это он тебя подбил? Я тогда вас обоих избавлю от органа, которым вы привыкли думать.
— Марти! — попытался урезонить ее Холден, но сейчас это было сравнимо с попытками остановить летящий на полном ходу поезд.
— Что Марти? Ну, что Марти?! — распалялась девушка. — Убью тебя Холден. Если узнаю, что вы там втроем творили — тебе от меня не спрятаться.
— Так! — строго выдал Лео. От неожиданно резкой реплики друга Адам даже вздрогнул, понимая, что от этого разговора ему в тесном помещении лифта никак не спрятаться. — Хватит себя накручивать, женщина. Успокойся и иди работать. Вечером тебе позвоню.
Холден сбросил вызов, а затем выругался по-мексикански настолько ярко, что Миддлтон, даже не понимая половины слов, оценивающе закивал.
— Эта женщина, — буркнул Лео, но в голосе помимо возмущения промелькнуло и восхищение. — Ты представляешь, выследила меня по телефону. Думает, я ей изменяю.
— Она тебя выследила? — нахмурился Адам. — Попроси ее не лезть к Билли и объясни, что мы ведем вместе дело.
Лео только отмахнулся:
— Не переживай, Казанова. Никто твою Билли не тронет, а вот меня, похоже, тронет, если я не разжую Марти, почему ночевал сегодня не у тебя и не у себя.
Миддлтон лишь фыркнул:
— Главное, нас с Билли в это не впутывай.
— Вас с Билли? — Лео специально выделил фразу голосом. — Ну что ты, как можно? А вообще, к вечеру Марти уже отойдет. Кстати, ты как?
— О, наш этаж, — быстро ответил Адам и, как только створки лифта разъехались в разные стороны, стремительно направился к своему кабинету.
— Вот засранец, — выдохнул Лео, смотря на удаляющуюся спину Миддлтона. — Эй, Барри Аллен, — крикнул Холден, — через пять минут у кабинета шефа.
"Нас с Билли, — повторил про себя Лео и мысленно хохотнул. — Да, снежной стерве Марии тут уже больше ничего не светит".
Когда Холден прошёл в свой кабинет, он все еще раздумывал, как помягче сообщить Марти о том, что они втроем делали этой ночью у Билли. В конце концов, вечером Лео все равно ждет громкая ссора, швыряние тяжелых вещей, угрозы отрезать все, что дорого сердцу, а потом… такое жаркое примирение, ради которого стоит вытерпеть все, что скажет Марти. Холден мысленно улыбнулся и сел за свой стол. За пять минут ему необходимо было переключиться на рабочий лад и подготовиться к встрече с Роном.

+1


Вы здесь » homecoming » Adam & Billy [2] » Глава 2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC