homecoming

Объявление

WILLSONYA

billyadamleorobert


способности, авторский мир, 18+
нортфилд, миннесота
баттл-крик, мичиган
июнь, 2038 год

ренегаты vs. вигиланты
8101 : 8019

26.09.2018 Йо-хо-хо, пираты, подвезли свежий квест и сюжетные задания.
06.08.2018 С Днем Рождения, Револт! Чуть больше о приятном здесь. А в этой теме - результаты голосования.
01.08.2018 Револт! Настало время выбрать самых-самых в нашей практически ежегодной Revolt Awards #3.
13.06.2018 Револт, павший лидер сопротивления передает неожиданный привет.
06.06.2018 Тыры-пыры, Револт с Днем рождения! А здесь кое-что об обновлениях.
06.04.2018 Два новых квеста уже на передовой, а - здесь вы найдете их участников. А в этой теме - немного праздничного упороса. Ура, товарищи!
04.04.2018 В ожидании грядущих квестов - свежий тизер.
02.04.2018 А вот и свежие бонусные задания подвезли - налетаем!
21.03.2018 Друзья, радуем вас обновлением информации об экзоброне - в этой теме.
08.03.2018 Сегодня поздравляем наших дам - здесь и вот здесь!
06.02.2018 Без лишних слов - Револту два года! Кликайте по ссылке, там вас ждет много всего интересного. 30.12.2017 Предновогоднее организационное объявление о нашем с вами квестовом режиме во время праздников.
29.12.2017 Настроеньеподнимательный раздел. Поздравляем друг друга, обмениваемся подарочками, спасаем елки от котов.
11.12.2017 Открываем рождественский сезон записью в Тайного Санту. Спешите, набор участников продлится всего несколько дней.
08.11.2017 Очередная праздничная дата на Револте вместе с обновлениями и приятными бонусами
17.10.2017 сюжетные задания - в новом формате.
01.10.2017 Начало октября - время отопления, горячих напитков и нового сюжетного поста в вестях с фронта. На этот раз - о событиях прошлого.
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!







У Мёрфи болит, кажется, каждая клеточка измученного организма — ни одна адреналиновая вспышка не вернёт потерянного за недели недоедания и недосыпа, поэтому сил на то, чтобы подняться, у девчонки просто не остаётся. Собственный скулёж, остающийся где-то на грани, раздражает, но... [читать далее]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » homecoming » Adam & Billy [2] » Глава 4


Глава 4

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

***

0

2

Сон был прекрасный. Джесси Джейн согласилась пойти на свидание, и они оказались где-то в Риме, гуляли по ночным улицам, слушали музыку по одним наушниками, переглядывались с улыбками и обнимались на мосту Святого Ангела. Джесси смотрела ему в глаза и всем своим видом давала понять, что готова к поцелую, но как только парень наклонился к ней, лицо Джесси начало расплываться, словно кто-то испортил слишком реалистичный рисунок на воде, коснувшись его рукой, и Киран, промычав во сне нечто нечленораздельное, с чувством невероятной досады открыл глаза и уставился на светлый потолок в гостиной Билли.
"Ну не-е-ет!"
Глухо стукнув рукой по одеялу, парень закрыл глаза в попытке досмотреть сон, но похоже, что Джесси окончательно покинула его фантазию, и парнишке не оставалось ничего, кроме как проворочаться на диване ещё минут десять, после чего он повернулся на бок, чтобы найти под подушкой свой телефон.
Пробежавшись взглядом по телу на разложенном по соседству кресле, Киран вздохнул и, подцепив телефон, лёг обратно на спину.
Пару секунд спустя до него дошло.
Медленно повернув голову, Киран ещё раз посмотрел на человека, который спал на кресле.
"Чего-о-о-о-о??"
Удивленно выпучив взгляд, парнишка осторожно приподнялся повыше, уперев руки в подушку, и к своему ступор разглядел в спящем незнакомце агента Миддлтон.
Рот Сэлинджер-младшего открылся, как по команде, растянув лицо парнишки в гримасе крайнего ступора.
"Что? Как? Как он тут оказался??"
- Сколько я спал?.. - прошептал Киран, продолжая в шоке смотреть на Адама.
На всякий случай Сэлинджер проверил время и дату на телефоне.
Семь утра. Вчера Киран приехал к сестре ночевать, они вдвоем посмотрели фильмы и легли спать по комнатам, а сегодня парень обнаружил рядом спящего Адама.
Вынув наушники, Киран похлопал себя по щекам и, несколько раз моргнув, осторожно подтянулся прямо на диване к креслу, чтобы поближе рассмотреть Миддлтона (и окончательно убедиться, что это он). Но как только Киран навис над Адамом, агент медленно открыл глаза и посмотрел на парнишку.
Выпучив глаза ещё сильнее, Сэлинджер выдал хрипловатое:
- Здрасти...

В эту ночь Адаму так ничего и не приснилось, чему он в действительности был только рад. Здоровый и спокойный сон в условиях того, что сейчас происходило в жизни Миддлтона, был как нельзя кстати. И пусть причиной отсутствия кошмаров, возможно, стал удар битой по лицу, напрочь выбив все постороннее из головы Адама, Миддлтон и этому был рад. Все же на кресле у Билли ему спалось намного спокойнее, чем на широкой кровати в своей квартире, будто здесь весь этот уют, каждая вещь и каждая картина создавали мощный защитный барьер от любых негативных мыслей. И пусть это звучало странно, особенно в голове реалиста Миддлтона, однако положительное действие на него пусть и раздражающей, но очень приятной сердцу обстановки в квартире Билли нельзя было отрицать.
Учитывая, насколько уставший он свалился спать, да еще после сильного удара, Адам  вполне мог бы проспатьдо самого обеда, если не меньше, однако, ему это не удалось. Вечером Миддлтон как-то не особо обращал внимание на то, что в квартире помимо них с Билли был еще Киран, сладкий сон которого не смогли нарушить даже шум и эффектное прибытие незваного гостя. Зато утром брат Билли сам с лихвой напомнил Адаму о своем присутствии.
Миддлтон, все еще находясь в полусне, почувствовал на себе пристальный взгляд, от чего рефлексы Адама сработали раньше, чем проснулся мозг. Миддлтон открыл глаза и увидел над собой до боли знакомое лицо, однако тело среагировало до того, как Адам успел осознать, кто над ним навис, и выдать какое-никакое приветствие. Миддлтон дернулся в сторону синхронно с отпрянувшим назад к дивану Кираном и резко принял сидячее положение, готовый в любой момент обороняться, если это понадобится.
Его организм еще был не готов к таким финтам.
В этот же момент в голове Адама резко ударила боль по вискам, от чего он зашипел и был вынужден замереть на несколько секунд, уставившись в одну точку - на одну из декоративных подушек, которые сейчас лежали на спинке дивана. Потирая висок, Миддлтон полусонно перевел взгляд на Кирана, который смотрел на него большим, ничего не понимающим взглядом, и попытался воссоздать цепочку вечерних событий, которые привели его в квартиру Билли.
"Так, я приехал с работы, - начал мысленно перечислять Миддлтон, - потом сидел в машине перед домом Билли, увидел подозрительного типа, а затем получил по лицу, - Адам глубоко выдохнул и вновь моргнул, наконец, фокусируя зрение. - Да, все так и было".
- Привет, Киран, - наконец, выдал Адам и попытался зевнуть, но лицевые мышцы тут же заныли, заставив Миддлтона замереть на полузевке и поморщиться. - Рад вновь тебя увидеть.
Парень прищурился с подозрением и, чуть склонив голову на бок, поинтересовался:
- Что ты тут делаешь? - присмотревшись сонным взглядом повнимательнее, Киран заметил, кивнув на ссадины: - В прошлый раз этого не было. Подрался с преступником?
"С преступником? - мысленно усмехнулся Адам, - Если бы".
- Нет, - он покачал головой, решив не юлить и не утаивать произошедшее, - испытал на себе силу удара твоей сестры, - лицо Кирана вытянулось еще сильнее. - Так себе достижение, конечно, но, как есть, - Миддлтон пожал плечами и наклонил голову вправо, а затем влево, осторожно разминая шею.
- Это Билли с тобой сделала?! - выпалил парень, глаза которого едва не выпали из орбит от услышанного. - За что?
- Ага, - осторожно кивнул Адам, потирая шею рукой, - знаешь из нее вышел бы отличный питчер. Она случайно не играла в детстве в бейсбол? - вопрос вырвался как-то сам собой, похоже, Миддлтон ещё не до конца проснулся.
- Ну... - Сэлинджер немного растеряно призадумался. - В университете еще, пару лет, чисто как... кхм... хобби.
- Теперь все понятно, - парень, улыбаясь, качнул головой и продолжил. - А насчёт этого, - Адам обвел пальцем повреждённый участок лица, - если коротко, то мне не спалось сегодня ночью, решил приехать сюда, подежурить у подъезда, - Миддлтон упёрся ладонями в кресло и, передвинув себя, сел удобнее. - А потом я увидел подозрительного типа и тут же рванул к квартире Билли, и дверь была незаперта. Я зашёл и... ну... вот, последствия ты сам видишь, - спокойно сообщил Миддлтон, будто рассказывал о результатах этого самого бейсбольного матча. - Твоя сестра приняла меня за преступника и среагировала соответствующе. - Киран не выдержал и крякнул. - Но, - Адам внимательно посмотрел на парнишку, - это хорошо, что я прошел через открытую дверь. Билли сказала, что это ты ее не запер.
- Эм... - запнулся Сэлинджер и пару секунд спустя вновь выпучил глаза. - К-как? Как не запер?.. Мать твою... - хрипло пробормотал Киран, сползая вниз по дивану. - Билли меня убьет, - проговорил он в подушку. - Еще сильнее, чем тебя, отделает. - Пролежав так с минуту, парень вновь сел на диване и почесал лохматую макушку. - В свою защиту могу сказать, что мне позвонила Габи как раз тогда, когда я забирал заказ у разносчика пиццы.
- Так, предлагаю следующий план, - понизив тон, проговорил Адам, - осторожно заменяем биту на плюшевую, а настоящую прячем подальше, - он выдержал паузу, а затем улыбнулся и хохотнул. - Не переживай, думаю вчера Билли уже выпустила пар, и на сегодня звездных ударов не ожидается.
- Э, ты плохо знаешь мою Билли, - немного нервно усмехнулся парень. - Она может и плюшевой игрушкой избить так, что мало не покажется.
Миддлтон усмехнулся и на секунду даже замечтался. Не то чтобы он любил быть избитым, вовсе нет. Просто огненный нрав Билли покорял Адама все сильнее.
- Знаешь, я даже не удивлен, - Миддлтон осторожно повел плечами. - В руках этой женщины все может превратиться в орудие массового поражения, или совсем наоборот, - Адам вдруг мягко улыбнулся, а затем произнес уже серьезнее. - И по поводу вечернего происшествия. Будь осторожен, Киран. Дверь всегда должна быть закрыта на все замки. Это обязательно.
Сэлинджер задумчиво поджал губы, пару раз кивнул и, покосившись в сторону кухни, спросил:
- Как насчет кофе?
Адам проследил за направлением его взгляда, а затем вновь посмотрел на парня:
- С большим удовольствием. Но сначала я в ванную.
Миддлтон потянулся за своими джинсами, которые положил поверх толстовки на тумбу от телевизора, и постарался как можно быстрее одеться.
Голова Адама все ещё доставляла ему дискомфорт, то и дело вспыхивая болью, да и лицо не давало даже спокойно улыбнуться, но встав на ноги, Миддлтон обнаружил, что его больше не качает, как молодое деревце на ветру, и от этого выдохнул с облегчением.
Сейчас бы Адаму посидеть с Кираном и, возможно, задать несколько вопросов о нем или о Билли (вроде того про бейсбол), но Миддлтон не мог предстать перед девушкой, не сходив в душ, поэтому кофе и беседы с братом на несколько минут откладывались. Главное, пока не разбудить Билли.
- Я скоро, - сообщил Адам Кирану и скрылся в ванной комнате.
Тем временем Билли как раз проснулась в своей спальне, но в тот момент могла легко возненавидеть целый мир - хотя бы за то, что поспать ей удалось всего часа три-четыре от силы. После того, как она уложила Адама и убрала пистолет в ящик комода (чтобы тот случайно не попал в руки Кирана), Сэлинджер еще долго ворочалась в кровати, поворачивалась с бока на бок, по десять раз меняла позы, то откидывала одеяло, когда становилось слишком жарко (и даже открытый балкон не помогал), то закутывалась, когда ее бросало в дрожь от воспоминаний о том, что произошло на кухне.
По факту - ничего сверхъестественного, но то, как Адам смотрел на нее, пока Билли обрабатывала его ссадины, как прикасался к ней, как поцеловал в ладонь и в макушку...
Билли хотелось накрыть себя одной из подушек и настучать самой себе по голове. И в основном не из-за того, как вел себя Адам, а из-за того, что творилось в ответ внутри у нее. Никакого покоя, никакой гармонии - сплошной хаос, водоворот спутанных мыслей и точно таких же разрозненных чувств. Как Сэлинджер вообще смогла уснуть, было для нее загадкой, но стоило Билли открыть глаза под тихий звон будильника на телефоне, который она вчера все-таки достала из-за кровати, как его тут же захотелось закинуть обратно.
Но... нет.
Она обещала отвезти Адама в больницу. А он всегда просыпается чертовски рано.
Чтобы как-то сбавить градус раздражения из-за недосыпа, Сэлинджер поискала рукой на тумбочке наушники, вставила их в уши, выбрала на телефоне песню и, постепенно просыпаясь, поднялась с кровати. На этот раз она надела халат потолще и подлиннее, но все равно надеялась, что и Адам, и Киран еще спят. Она сама спала - буквально на ходу. И поэтому не заметила на выходе из комнаты, что брат как раз складывает кресло, которое она прошлой ночью разложила для Миддлтона.
Зевнув, Билли сразу завернула в ванную, не услышав за музыкой, что по ту сторону не запертой двери льется вода. Но стоило Сэлинджер оказаться внутри и, пару раз моргнув, посмотреть перед собой, как увиденной заставило ее охнуть в голос и замереть на месте.
Адам. В душе. Собственной персоной. Спиной к двери. Голый, как и полагается в такой... ситуации.
- О, БОЖЕ, - слишком громко из-за музыки в ушах выпалила Билли, невольно опустив взгляд ниже, но почти сразу покраснела, попятилась назад, резко развернулась, собираясь пулей вылететь из ванной, но не рассчитала траекторию и врезалась в дверной косяк. Еще более громко ойкнув, девушка шагнула в сторону и на это раз без проблем выбежала из ванной, закрыв за собой дверь.
До того, как она появилась на пороге, Адам полностью погрузился в свои мысли, стараясь мыться так, чтобы не сильно задеть раны на лице, и вздрогнул от неожиданного вскрика за спиной. Он тут же повернул голову и к своему удивлению обнаружил в дверях Билли, которая, глядя на него во все глаза, опустила взгляд ниже, из-за чего Адам одновременно и смутился, и улыбнулся. На секунду в его голове промелькнула мысль, что Билли специально зашла к нему в ванную, однако рывок девушки в сторону двери тут же суровой реальностью ударил по горячим фантазиям Адама и по самой Билли тоже. Буквально. Миддлтон едва не рванул к ней сам, когда девушка врезалась в косяк, но Сэлинджер уже выскочила из ванной на всех скоростях.
В две секунды оказавшись на кухне, она ошарашено огляделась по сторонам и почти сразу заметила не менее удивленного Кирана, который стоял у холодильника с куском вчерашней пиццы и смотрел на то, как его сестра выскочила из ванной, где по идее находился Адам.
- Э-э-э... - протянул Сэлинджер-младший, и Билли вынула наушники, дыша так часто и глубоко, словно только что преодолела забег на длинную дистанцию. - Ты чего там делала?
- Ничего! - тут же выпалила Билли, и цвет ее лица слился с красной футболкой, в которой стоял Киран. - Я думала... думала, там никого нет.
- А воду ты не слышала? - нервно усмехнулся брат, откусывая пиццу.
Билли продемонстрировала ему наушники и в следующий момент кинула в парня кухонным полотенцем.
Но внезапно вода в ванной стихла, и девушка, затравленно обернувшись на дверь, протараторила:
- Если он будет спрашивать, где я, скажи, что я купила билеты и улетела в... Кейптаун!
Выпалив это, Билли убежала в свою спальню, скрывшись там прежде, чем Адам показался из ванной комнаты.
Он же постарался вымыться как можно быстрее, чтобы проверить, в порядке ли девушка, поэтому через пару минут закончил с душем, насухо вытерся, оделся и вышел на кухню, и если бы не волнение за Билли, на его лице красовалось бы слишком довольное выражение, но из-за того, что Адам видел, с какой силой Сэлинджер столкнулась с дверным косяком, в его глазах мелькала тревога.
- Где Билли? - спросил он у Кирана, который уже вовсю поедал кусок пиццы и наблюдал за происходящим довольно неоднозначным, но определенно заинтригованным взглядом.
- В Кейптауне, - ответил парнишка и, откусив еще пиццы, указал пальцем на спальню девушки.
- Ага, - нахмурившись, ответил Адам и невольно пригладил стоящие торчком после душа волосы, - ясно.
Он направился к комнате Билли и, встав боком, чуть кашлянул и постучал в дверь:
- Кейптаун, вызывает Миддлтон, прием.
Подпрыгнув на месте, Сэлинджер побледнела и секунду спустя вновь покраснела, но так ничего и не произнесла в ответ, запутавшись в собственном бюстгальтере.
Парень прислушался к звукам в комнате, но не смог ничего разобрать.
- Билли, открой.
"Ни за что", - вспыхнула девушка и, наконец, разобравшись в перекрученных лямках, накинула сверху свободный черный свитер.
- Билли тут нет, - подала голос Сэлинджер и закрыла лицо ладонями.
Какой. Стыд.
"Молодец, Билли. Сначала увидела его верхнюю половину, теперь - нижнюю".
Разозлившись, девушка достала из шкафа джинсы и резкими движениями натянула их на себя.
Но Адам так просто сдаваться не собирался:
- Тогда не могли бы вы ей передать, что я очень волнуюсь за ее состояние, потому что встречи с косяком обычно ничем хорошим не заканчиваются.
"Впрочем, как и свидание с битой, - промелькнуло у него в голове, - хотя, тут как посмотреть".
Билли прикусила губу и с досадой посмотрела в потолок.
"Я отсюда теперь еще год не выйду".
Но... нет, это не вариант.
"Ты обещала отвезти его в больницу".
- Черт возьми, - тихо шикнула Сэлинджер и, набравшись смелости, шагнула к двери.
На секунду она замерла, коснувшись ручки, но почти сразу поняла, что выбора у нее нет, и поэтому, пусть и нехотя, но открыла дверь.
Адам действительно стоял рядом с комнатой, но Билли никак не могла заставить себя посмотреть ему в глаза. Она вообще не знала, куда теперь смотреть, потому что минут пять назад и без того увидела слишком много. Но стоило девушке вспомнить про ссадины, как взгляд тут же сам по себе переместился на лицо Адама.
- Эй... - неуверенно протянула девушка, с волнением дергая бинт на руке, и попыталась улыбнуться, хотя ужасно нервничала. - Как твое лицо?
"Он точно видел, что я зашла в душ. Или слышал. Да тот грохот и соседи слышали, не иначе".
- Все в порядке, - совершенно спокойно ответил Миддлтон. - Похоже, та мазь и правда творит чудеса.
- Слушай, я... не знала, что ты в душе, была в наушниках, - Сэлинджер пожала плечами, - да и я не увидела ничего. - "Врушка". - У меня зрение по утрам... кхм... так себе.
Где-то на фоне то ли хохотнул, то ли кашлянул Киран.
"Маленький предатель, с тобой я отдельно разберусь".
Адам с трудом скрыл улыбку, но тут же поспешно прервал поток объяснений Билли:
- Так, ничего не было, никто ко мне в душ не заходил и ничего не видел. Верно? - он внимательно посмотрел на девушку в ожидании ответа. Конечно, он прекрасно понимал, что именно произошло, но Билли готова была со стыда сквозь землю провалиться, и усугублять это ее состояние Миддлтон точно не хотел.
"Спасибо", - с благодарностью посмотрела на него Сэлинджер и более-менее спокойно вздохнула.
- Верно, - тихо отозвалась она и пробежалась взглядом по его мокрым волосам, но на ее щеках все равно застыл румянец.
"Не вздумай опускать взгляд, слышишь?" - Билли выписала самой себе профилактический пинок.
- Хорошо, - кивнул Адам и все же улыбнулся, но более мягко. - Ты как? Дверной косяк был неумолим.
- Я... м-м-м... нормально, - неопределенно отозвалась Билли. - Первый шок от столкновения, - и от увиденного, - прошел, поэтому я в порядке, - Сэлинджер пожала плечами и улыбнулась.
Миддлтон пробежался внимательным взглядом от головы Билли до ее ног, останавливаясь на секунду на поврежденной руке, и кивнул.
- Твое запястье тоже бы врачу показать, - добавил Адам, когда вновь вернулся взглядом к лицу девушки. - На всякий случай.
- Интересные у нас с тобой... взаимоотношения, - заметила Билли, склонив голову набок.
"Каждый из нас стал причиной физической травмы другого. Мило".
От ее взгляда у Миддлтона перехватило дыхание. Он замер, глядя девушке прямо в глаза, и всеми силами пытался побороть внезапно возникшее желание наклониться к ней ближе и поцеловать. И в этот момент Адам ощутил, как внутри него все сдавливает тоской, будто они уже были вместе с Билли, но сейчас по какой-то причине он не мог к ней прикоснуться или заключить в объятия. Да, между ними и так искрило, что это можно было увидеть даже с высоты птичьего полета, но сейчас Миддлтона потянуло к девушке иначе, глубже и настолько сильно, что он едва не заскулил от невозможности сделать желаемое: обнять Билли и уже не отпускать ее от себя.
- Да, - немного глухо отозвался Адам, - скучать не приходится.
Киран не выдержал и красноречиво покашлял с кухни.
"Засранец".
- Пошли, - кивнула девушка. - А то у моего братца, кажется, может начаться бронхиальная астма.
- Главное успеть, пока она не перешла в тяжёлую стадию, - немного нервно из-за внезапно возникшего внутри хаоса усмехнулся Адам. Он пропустил девушку вперед, в этот момент стараясь успокоить свои эмоции и не дать им проявиться внешне, и следом за Билли прошел на кухню. - Киран, - обратился Миддлтон к парню, - ты вроде бы обещал кофе.
- Поправочка, - парень поднял указательный палец вверх, - я спросил: "Как насчет кофе?". Варить его я не обещал. Тем более у Билли это получается в разы лучше.
- А еще у меня отлично получается прописывать тебе подзатыльники! - добавила девушка, подходя к брату. - Ты почему дверь не закрыл вчера?? Мы спали с открытой дверью! А если бы зашел не Адам, а... кто-нибудь другой?? Ты понимаешь, что с нами могло случиться?!
Казалось, Билли разозлилась не на шутку и была готова спустить всех демонов на младшего брата.
Адам был против того, чтобы вмешиваться в разрешение семейных вопросов, особенно, когда обстановка вот так накаляется, но Кирана явно надо было спасать. Миддлтон кашлянул и ворвался в поток нотаций Билли:
- Тише-тише, насколько я знаю, Кирана отвлёк звонок вашей сестры, когда он забирал пиццу, поэтому дверь осталась открыта. Это его, конечно, не оправдывает, но мы уже поговорили с ним на эту тему, и теперь Киран будет проверять замки на три раза. Так ведь? - Адам перевел взгляд на брата Билли.
- Т-та-ак, - "проблеял" Киран и посмотрел на сестру своим самым виноватым взглядом.
- Ну нет, - она покачала головой и выставила вперед ладонь. - Только не смотри на меня так. Не надо.
Еще несколько секунд, и Билли простит брату все грехи.
Сэлинджер вздохнула и покачала головой.
- И когда вы оба успели сработаться? - поинтересовалась девушка, переведя взгляд с Кирана на Адама. - Ай, ладно.
Отмахнувшись от обоих, она отправилась готовить кофе.
А Адам незаметно подмигнул брату девушки и расположился за барной стойкой. Интересно, Миддлтон уже второй день подряд завтракает на этой кухне, и, возможно, скоро это войдёт в приятную привычку. Хотя обилие вещей в квартире Билли Адам все ещё воспринимал не совсем однозначно.
- Сначала завезем Кирана на учебу, а потом поедем в больницу, - сообщила Билли, не оборачиваясь к парням, и почти сразу испугалась того, как это прозвучало - почти по-семейному. Словно они с Адамом были вместе и сейчас обсуждали нечто обыденное, почти бытовое.
"Я точно не себя вчера битой приложила?"
- Хорошо, - отозвался Адам, перехватив себя на мысли, что слова Билли оставили внутри него уютный, почти домашний отклик. - Мне только нужно предупредить Лео и найти свой пистолет. Кстати, где он? - Миддлтон вопросительно посмотрел на девушку, которая все ещё стояла к нему спиной, и невольно отметил про себя, насколько шикарно на Билли сидят джинсы.
- Билли спрятала твой пистолет? - воскликнул Киран, чуть не подавившись пиццей. - Да чем вы тут оба занимались прошлой ночью?
- Ничем, - сразу же ответила девушка и, поставив перед братом и Адамом по кружке кофе, добавила, глядя на Кирана: - я спрятала его от твоих шаловливых ручонок.
- Да не стал бы я его трогать, - закатил взгляд парень.
- Как не стал трогать ружье Фрэнка, когда мы были на семейном отдыхе? - уточнила Билли, взглянув на брата, и подошла к Адаму.
- Это была случайность, - ответил парень. - Я не планировал брать то ружье.
- Да-да, и то пятилетнее птичье гнездо тоже не планировал подстреливать.
Сквасив недовольную мину, брат отвернулся к кофе и уткнулся в свой телефон, а Билли, встав рядом с Адамом, обратилась к последнему:
- Дай-ка взгляну, - попросила она и, коснувшись его подбородка, внимательно осмотрела вчерашние повреждения.
Миддлтон не без интереса слушал обмен репликами между братом и сестрой и едва заметно улыбался, наслаждаясь каждым моментом этого уютного утра. Но стоило Билли коснуться подбородка Адама, тот еле себя сдержал, чтобы не заурчать от удовольствия. Давно ему не было так хорошо. Сейчас казалось, что Адаму море по колено, когда есть возможность вернуться в эту квартиру, оказаться в руках девушки и забыть обо всех проблемах, оставить их за порогом. Миддлтон и сам удивлялся тому, откуда только в его голове берутся эти мысли и ощущения (для него, привыкшего к жизни в одиночестве, - это было ново и непривычно), но Адам не мог отрицать насколько приятно и комфортно он чувствует себя среди семейства Сэлинджер, а особенно рядом с Билли.
Адам немного приподнял голову, чтобы дать девушке осмотреть себя, и тихо произнёс, скосив взгляд на Кирана:
- Пятилетнее гнездо? Серьезно? - и вновь улыбнулся.
- Серьезно, - так же тихо ответила Сэлинджер. - Это гнездо появилось на дереве, когда тетя и ее первый муж получили в наследство от родителей тети небольшой загородный дом, - объясняла Билли, внимательно осматривая ссадины на лице Адама. - И оно находилось на дереве целых пять лет, там куча птенцов выросла, а потом... - девушка вздохнула и, отстранившись, добавила: - в этот дом приехал Киран.
- Я все слышу, - буркнул парень, направляясь к холодильнику за вторым куском пиццы.
Билли проследила за ним пристальным взглядом, покачала головой и вновь посмотрела на Адама.
- Как себя чувствуешь? - негромко спросила она и, заметив краем глаза нитку на плече Миддлтона, не удержалась и убрала ее с футболки парня.
Адам проследил взглядом за ее движением, и от неожиданной, уже совсем домашней заботы, на секунду растерялся, разрываясь между желанием крепко обнять Билли и мыслями о том, что на кухне все ещё присутствует Киран. В груди Миддлтона от этого едва заметного, но такого глубокого жеста, разгорелось яркое пламя. И это пламя не сжигало, как обычно случалось при приливе желания, а мягко согревало все внутри, приятно растекаясь по телу.
- Раны вроде в порядке, - все ещё немного растерянно пробормотал Адам. - Лицо... уже почти не болит.
- Вот и славно, - отозвалась Сэлинджер. - Но к врачу все равно поедем. Кстати... я могу готовить на завтрак не только вафли, - заметила Билли и улыбнулась.

+1

3

***

0

4

Завтрак и правда оказался очень вкусным. Прошлым вечером Адаму так и не удалось нормально поужинать из-за собственной усталости, нервов и разрозненных чувств относительно не только Марии, но и в целом непростого дня. Сейчас же Миддлтон пребывал в состоянии уюта и тихой гармонии, и умял за обе щеки все, что было у него на тарелке. В этой ситуации не хватало только поцелуя благодарности Билли за то, что она сделала для Адама, даже несмотря на то, что поначалу в общем-то именно девушка и стала причиной ссадин на его лице и головной боли, которая до сих пор время от времени отдавала в висках. Миддлтон посматривал на брата Билли, и в его сознании все мелькала простая просьба: чтобы Киран ненадолго отлучился в душ или туалет. Однако даже при этом Адаму все равно бы не удалось совершить задуманное и поцеловать Билли, скорее всего, он бы вновь получил по лицу, может, конечно, отделался бы пощечиной, но все же. Притяжение и напряжение между Миддлтоном и Билли можно было хоть ножом резать, Адам очень хорошо это чувствовал всем своим телом, которое довольно однозначно реагировало на присутствие Билли, вызывая сбой дыхания и сердцебиения, но пока чертовы правила связывали ему руки. О том, что творилось у него на душе, Миддлтон пока предпочитал умалчивать и внешне не показывать, слишком глубоко в сознание Адама проникали прикосновения девушки и ее слова, и с тем, что это значит подобные реакции, ему еще предстояло разобраться.
А пока Миддлтон постарался расслабиться и отправился собираться для визита к врачу. Да уж, Гарольд точно не упустит момента в очередной раз отметить, что Адаму необходимо приобрести абонемент на посещение врачебного кабинета - насыщенные выдались недели. И Миддлтон старался пока не думать о том, что в ближайшее время ситуация с расследованием и планом еще сильнее обострится.
Пока рабочие мысли оставались в стороне, подавленные домашней обстановкой и ощущением спокойствия, когда Адам натянул толстовку и вспомнил, как вчера ночью ее осторожно снимала Билли. На миг все тревоги, опасения и размышления исчезли из его головы. Он "завис" на некоторое время и невольно провел рукой по толстовке, что со стороны можно было принять за простое разглаживание складок. Из края приятно-запретных мыслей, в который Адам тут же погрузился с головой, его вывел шум в прихожей, Миддлтон очнулся и как-то слишком поспешно принялся собирать свои вещи, стараясь не выдать внешне, насколько в очередной раз разгорячилось его воображение. Через пару минут он уже стоял в коридоре, обувая кеды, и переговаривался с Кираном на нейтральные темы. У Миддлтона даже возникла мысль предложить парнишке пару уроков стрельбы (после разговора о том гнезде), в конце концов из-за нависшей опасности ситуация создавалась серьезная, и навык бы брату Билли точно не помешал. Однако Адам вовремя спохватился и в присутствии девушки не рискнул пока предлагать обучение, которое слишком ярко говорило о том, какой они все сейчас подвергаются угрозе. Киран пока ничего не знал и будет лучше (такого мнения Миддлтон придерживался и в отношении своей семьи), чтобы информации о разворачивающемся расследовании у него было по-минимуму, только самое основное для создания примерного представления о происходящем. Так что уроки стрельбы следовало отложить до лучших времен, а вот с Билли Адаму еще предстоит позаниматься, и от этих мыслей его воображение вновь прыгало в сторону запретного. Лишь усилием воли Миддлтон подавил свое не в меру разгулявшееся воображение, оставаясь совершенно спокойным внешне, и вышел вслед за Кираном.
Уже на парковке перед домом между Адамом и Билли разгорелся горячий спор о том: кто поведет и на чьей машине ехать? Миддлтон, конечно, упрямился и настаивал на том, что с ним все в порядке и он вполне в состоянии вести свой форд (который ему очень не хотелось оставлять здесь без присмотра), но под вескими аргументами Билли МОЖЕТЕ ДОБАВИТЬ КАКИМИ Адам был вынужден капитулировать и очень неохотно занять пассажирское сидение в машине девушки. Когда они в полном составе (Киран, Билли и мистер Надувшийся агент) отъезжали от дома, Адам с тоской глянул на свой форд и мысленно пообещал своему четырехколесному другу уже сегодня за ним вернуться.
Главное, чтобы док не выписал постельный режим, а то от Гарольда и его вечных угроз госпитализированием на пару месяцев в профилактических целях всего можно было ожидать. Вот после окончания расследования Адам бы с удовольствием соблюдал постельный режим где-нибудь на просторах того же Кейптауна и обязательно в компании Билли. При этой мысли Миддлтон краем глаза взглянул на девушку и даже оживился, досада от того, что его не пустили за руль немного поутихла, и он вполне бодро помахал рукой Кирану, когда того довезли до колледжа.
Адрес больницы Адам назвал уже совершенно спокойно. И в тот момент, когда они с Билли остались в машине одни, Миддлтон ощутил, что градус напряжения между ними вновь начал расти. Наблюдая за тем, как девушка ведет машину, внимательно смотрит на дорогу и меняет ноги на педалях, Адам вдруг поймал себя на мысли, что ради такого притягательного зрелища стоило оказаться на пассажирском сидении, однако вслух он в этом ни за что бы не признался. Привыкший всегда держать ситуацию под контролем (в том числе и во время поездки), Миддлтон не очень комфортно ощущал себя не за рулем и постоянно ловил себя на том, что его нога то и дело стремится нажать на педаль газа или тормоза. И Адам дергался бы в два раза чаще, пытаясь еще и "руль покрутить", если бы его не завораживал вид Билли, ведущей машину, и не успокаивала приятная музыка, льющаяся из радиоприемника.
Вновь оказавшись в смотровом кабинете Гарольда (уже раз третий за последние недели) Адам с легким сожалением думал о том, что путь от колледжа до больницы занял слишком мало времени, и все крутил в голове мысль, что по дороге можно было заехать куда-нибудь в уютное тихое место и…
"И ни в коем случае не сделать того, что хочется!" - сознательность Миддлтона в этот раз проснулась довольно поздно. И сам Адам даже не особо этому факту возмутился. После сегодняшнего утра и той заботы, которой его окружила Билли, сопротивляться происходящему между ними Миддлтону хотелось все меньше и меньше.
Единственное, что тревожило Адама, так это присутствие Марии в Чикаго. Он был абсолютно уверен (и серьезно опасался этого), что она явится в самый неподходящий момент и вновь попытается разрушить его жизнь. Миддлтон собирал все свои силы, чтобы не допустить подобного, а еще для того, чтобы в ближайшее время обо всем рассказать Билли и снять все возможные вопросы по поводу своего прошлого.
Док зашел в кабинет и приветствием прервал тревожные размышления Миддлтона, посетившие Адама впервые за это утро. Гарольд, конечно, не отказал себе в удовольствии в очередной раз выдать сетования по поводу того, что Миддлтон не бережет свое здоровье и приступил к осмотру. Хорошо, что в Билли на время приема осталась дожидаться Адама в коридоре, потому что дока в его стремлении сохранить своих пациентов в целости порой заносило в дебри пространных нотаций, которые, к слову, Миддлтон почти полностью пропускал мимо ушей. Адам решил не распространяться о причине боевого раскраса своего лица, не хотел, чтобы к Билли да и к нему самому возникли лишние вопросы. А док (за что Адам был ему благодарен) не стал выпытывать детали и остался при мысли, что агент Миддлтон встал на защиту той симпатичной незнакомки, которая ждала его сейчас в коридоре. Что же, эта версия была недалека от правды.
Гарольд как всегда "угрожал" покоем и больничным, на что Адам практически не реагировал, внимательно рассматривая разнообразные плакаты по оказанию первой помощи, висящие по стенам в кабинете. Что бы там ни говорил Шоу, а дома Миддлтон отсиживаться не собирался, особенно сейчас, когда расследование входит в решающую стадию. В итоге док, видя, что его слова отлетают от агента, как шарики пинг-понга от стены, диагностировал Адаму легкое сотрясение и отпустил, всучив ему таблетки от головной боли.
- Со мной все в порядке, - сообщил Миддлтон Билли, когда вышел из кабинета и оказался в просторном светлом коридоре, где время от времени сновал медицинский персонал. - Мы можем ехать, но… - он перевел взгляд на руки девушки. - Надо еще показать доку твое запястье.
ОТВЕТ

ТУТ МОЖЕТ БЫТЬ ОСМОТР БИЛЛИ, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТОГО СОГЛАСИТСЯ ОНА НА НЕГО ИЛИ НЕТ

Когда Билли и Адам оказались на парковке, парень застыл около машины девушки и  вновь посмотрел на поврежденное запястье Сэлинджер.
- Билли, - выдал он неожиданно, и девушка замерцал на месте с немым вопросом на лице, - я знаю - это твоя машина и ты вряд ли кому-то ее уступишь, я бы свою тоже не уступил. Но у тебя болит рука, а у меня ничего серьезного не нашли. И я не смогу спокойно сидеть рядом, позволяя тебе вести форд с поврежденным запястьем. Я бы и от дома довез тебя сюда, но тогда не было до конца ясно, что там с моей головой после удара, а теперь все понятно, - Адам говорил совершенно спокойно, смотря девушке прямо в глаза. - Предлагаю следующий вариант: ты даешь мне ключи и мы едем дальше, либо оставляем твою машину здесь и берем такси.
Она хотела бы удивиться еще больше, спросить, что на него нашло, но вместо этого Билли бросила все силы на то, чтобы подавить внутри себя вспыхнувшие за одну секунду, как зажженная спичка, эмоции, сродни тем, что охватили ее дома у Адама, когда он заявил, что не может спать в более хороших условиях, когда ей плохо.
- Адам, - твердо и настойчиво, насколько это было возможно, проговорила Билли, шагнув в его сторону, - давай мы просто поедем так, как ехали до этого, хорошо? Эти ключи, - девушка продемонстрировала Миддлтону связку, пока ее сердце билось, словно безумное, - останутся со мной. Как и машина.
За эти недели Адам успел узнать Билли достаточно для того, чтобы еще на моменте произнесения своего предложения понять - так просто девушка не сдастся, даже если ей неудобно вести машину с поврежденной рукой, она будет упрямиться до последнего. И словами тут можно будет спорить до бесконечности - настанет вечер, маньяка поймают, а Билли и Адам так и не решат вопрос, кому же ехать за рулем. Поэтому Миддлтон решил пойти на крайние, но эффективные (по его мнению и предыдущему опыту общения с девушкой) меры.
Он задумчиво свел брови, переводя взгляд с глаз Билли на ключи у нее на ладони:
- Знаешь, может ты и права, - проговорил он, - и я тебя прекрасно понимаю... - Миддлтон, не теряя ни секунды, внезапно схватил с руки девушки ключи и сжал связку в кулак. - Но за руль я тебя все равно не пущу.
Опешив от такой "наглости", девушка приоткрыла рот в возмущении и, дернувшись в сторону Адама, выпалила:
- Ты что себе позволяешь?? - Билли попыталась выхватить ключи, но Миддлтон был поразительно ловок даже после получения травмы. Ловок, силен и точно так же чертовски упрям. И это выводило Сэлинджер из себя еще сильнее. - Верни сейчас же!
Девушка пыталась достать связку, но Адам внезапно поднял ключи настолько высоко, что Билли оставалось разве что прыгать. Что она из сделала - раз или два, но чем больше она старалась добиться своего, тем отчаяннее сопротивлялся Адам.
"Билли, ну что ты делаешь?" - Миддлтон в мыслях покачал головой и, чтобы прекратить ее прыжки и попытки забрать ключи, от которых она еще сильнее может повредить руку или заработать еще какую-нибудь травму, Адам сжал связку покрепче и перехватил девушку поперек пояса, а затем закинул Билли себе на плечо.
Успев только охнуть, Сэлинджер закричала:
- Ты с ума сошёл?! Поставь меня на место! - хлопнув здоровой ладонью по спине Адама, Билли добавила: - Забыл и про совесть, и про свою голову??
Миддлтон действительно ощутил легкий приступ головокружения, но причиной тому был не только удар битой накануне, а в целом еще большая близость девушки. Адам не смог удержаться и улыбнулся, чувствуя приятную тяжесть на своем плече. Хорошо, что этой улыбки Билли не видела.
- Я сказала, - продолжала возмущаться девушка, - сейчас же спусти меня на землю!
Миддлтон, придерживая Билли за ноги и не обращая внимания на ее сопротивление и попытки Сэлинджер отлупить его широкую спину, обошел машину и открыл дверь со стороны пассажира. Аккуратно спустив Билли с плеча так, чтобы она оказалась у него на руках, он на миг встретился с ее полыхающим от возмущения взглядом, ощущая в этот момент очень сильный порыв поцеловать девушку так горячо, чтобы все остальные мысли тут же вылетели из ее головы, в том числе и желание сопротивляться его вполне естественному стремлению о ней позаботиться. И Миддлтону пришлось приложить все усилия, чтобы до поры до времени погасить это свое желание.
- Ты... - выдохнула Сэлинджер, но, посмотрев в глаза Адама, неожиданно и на несколько секунд потеряла все слова возмущения. И хотя ей ужасно хотелось излупить его грудь и плечи ладонями, руки Билли предательски и будто бы абсолютно естественно охватили шею Адама, а в голове раздалось внезапное: "Можно я посижу так ещё немного?.."
Продолжая реагировать на происходящее совершенно спокойно, будто делал это каждый день, Адам осторожно посадил Билли на пассажирское сидение и закрыл дверцу, проследив при этом, чтобы девушка никак дополнительно не травмировалась. Сам же Адам, ощущая невероятный прилив сил и хоть сейчас готовый к покорению Эвереста (не меньше), зашел с другой стороны и сел за руль.
- Я тебе это припомню, - буркнула с заднего сидения Сэлинджер и, скрестив руки на груди, отвернулась к окну, совершенно искренне надеясь, что её сердце уже совсем скоро перестанет биться так часто.
На ее слова Адам лишь едва заметно улыбнулся и взглянул на девушку через зеркало заднего вида.
"Обижена, ну конечно. Но зато ее рука будет в покое и не получит дополнительных повреждений", - мысленно и с чувством выполненного долга заключил Миддлтон и завел двигатель форда.
- Сначала заедем ко мне, - все так же спокойно проговорил Адам. Билли многозначительно промолчала. - Надо переодеться. А затем в Бюро и на встречу с шефом. Думаю, Лео там уже готов выслать поисковый отряд по наши души.
Тишина.
И пусть Адам предупредил друга о том, что задержится и все расскажет по прибытию, ему было легко представить, как Холден всеми силами пытается понять, что же стало причиной опоздания Миддлтона, и, естественно, склоняется к самым "худшим" вариантам не только в плане здоровья Адама, но и в нарушении им правил по отношению к Билли. Но о том, что в этот момент происходило в голове друга, Миддлтон старался не думать. Приятные ощущения от произошедшего на парковке перед больницей не отпускали его весь путь до самого дома. Спина Адама все еще хорошо чувствовала легкие удары Билли, и от этого воображение Миддлтона сейчас находилось на опасной грани, готовое вновь сорваться в край запретных образов и мыслей. Но Адам все же старался держать себя в руках и время от времени поглядывал на Билли через зеркало заднего вида для того, чтобы убедиться, что с ней все в порядке и просто в очередной раз насладиться соблазнительным профилем девушки (и уже даже не отрицал этого желания).
Машина Билли оказалась менее упрямой, чем ее хозяйка, и до своего дома Адам довел форд без особых сложностей и проблем. Хотя если говорить о нраве… Миддлтону напрочь сносило голову от того, в какой эмоциональный вихрь порой превращалась Билли. А ее удивительная внутренняя способность от поглощающего все на своем пути пламени перейти к уютному домашнему огню, который согреет в любую погоду и при любых обстоятельствах, заставляла сердце Адама биться в два раза сильнее. Упрямство этой женщины только сильнее покоряло Миддлтона, так что он был совсем не против проявления характера Билли. Это было своеобразным, приятно контрастирующим бонусом, который не был похож ни на что, с чем Адам имел дело до встречи с этой девушкой.
В квартиру Миддлтон они поднялись вдвоем. Билли, конечно, поначалу заупрямилась (что было вполне ожидаемо) и хотела остаться в машине, но тут Адаму пришлось привести железные аргументы и напомнить, что у его дома пока нет наблюдения и она, по сути, хочет остаться на улице совсем одна, когда один из самых опасных маньяков только и ждёт, как бы выгадать момент и вновь совершить убийство. И это подействовало, пусть из машины Билли все равно выходила нехотя.
Когда они оба уже стояли в прихожей, Адам совершенно спокойно произнес:
- Если что-то нужно, ты помнишь, где кухня, - Миддлтон продолжал себя вести, как ни в чем не бывало, - а ключи, - он спрятал связку в карман джинсов, - пока побудут у меня.
Глаза Билли вспыхнули праведным возмущением, но прежде, чем наступил "второй раунд", Адам опередил все грядущие претензии:
- Я быстро, - сказав это, он направился в свою комнату и быстро переоделся в костюм и рубашку.
Лишь на выборе галстука парень "завис" на какое-то время. В голове Миддлтона все еще свежо было воспоминание, как вчера, после звонка Марии, он совершенно машинально выбрал черный галстук, который никогда не носил в обычные рабочие дни. Сейчас, конечно, состояние Адама было намного лучше (моральное, как минимум), но он все равно тщательно осматривал каждый галстук, чтобы точно не ошибиться с цветом. В итоге Миддлтон остановился на темно-бордовом - том самом, в котором он был на первой встрече с Билли в Роузленде.
Адам улыбнулся и уже собирался повязать галстук, как вдруг замер и посмотрел в сторону коридора, где по всей видимости, так и осталась стоять упрямая Билли. Перед глазами Миддлтона сама собой возникла сцена в машине, когда девушка повязывала ему галстук перед визитом к родителям Трисс. И этот момент Адам прокручивал в голове столько раз, что, казалось, помнил до самых малейших деталей. И пока Билли здесь, почему бы не...
Миддлтон взглянул на себя в зеркало, кивнул своим мыслям и вышел к Сэлинджер, которая в немом протесте демонстративно стояла в коридоре и что-то просматривала в своём телефоне. Да, цветной галстук Адам без проблем бы мог повязать и сам, но все же и момент, который явно принесет ему ещё больше удовольствия, упускать не хотелось.
- Билли, - Миддлтон подошёл к девушке, которая все ещё сохраняла молчание. - Помоги, пожалуйста, - Сэлинджер посмотрела на парня, и Адам указал взглядом на висящий у него на шее галстук.
Билли прищурилась, с подозрением переведя взгляд на Миддлтона и едва не вспыхнула от очередной волны возмущения.
"Он ведь специально это делает! Притворяется, что не может завязать галстук сам, чтобы вывести меня на разговор и сделать бог знает что ещё. Вот и не завяжу, - Сэлинджер отвернулась в сторону и, убрав телефон в карман, вновь скрестила руки на груди. - Думает, небось, что посмотрит на меня своими невинными голубыми глазами, улыбнётся, и все хорошо. Не дождётся. Вот не дождётся!"
Но спустя секунд пять "обороны" Билли недовольно выдохнула, сокрушаясь теперь больше на себя, и, вновь взглянув в сторону Адама, подошла ближе к парню и начала завязывать галстук.
"Тот самый, в котором ты был тогда в Роузленде. Где мы с тобой познакомились. Я сидела вся в чужой крови, а ты подошёл ко мне, весь отутюженный, с кофе и поправил на мне плед, а я будто и не заметила этого, да и о чем ещё я могла думать в тот момент? Явно не о тебе с твоей радушной улыбкой и желанием помочь всему миру.
И почему на твоём месте не оказался кто-то другой?.."
Проделав несколько ловких и отработанных движений, Билли завязала узел на галстуке и, выровняв его по линии пуговиц на рубашке Адама, сказала:
- Готово, агент Кэндис, - Сэлинджер подняла взгляд на парня и кивнула в сторону двери. - Теперь мы можем идти, или ты заберёшь у меня что-нибудь ещё?..
- Спасибо, - благодарно отозвался Миддлтон и провел ладонью по идеально завязанному галстуку, а затем легко усмехнулся на прозвище.
Да, точно, тогда перед прибытием в Роузленд на его стакане с кофе бариста оставила свой номер телефона. Сейчас казалось, что это произошло вечность назад. Адам по тому номеру так и не позвонил. Не то чтобы он весь год после расставания с Марией игнорировал такие послания, просто, увидев Билли, а после пообщавшись с ней на допросе, Миддлтон уже не смог думать ни о ком другом, хотя в тот момент еще до конца не осознавал этого.
- И, Билли, - Адам внимательно посмотрел на девушку. - Я ничего у тебя не заберу, твоя машина - только твоя. Ключи я взял на время, отдам сразу же, как отвезу тебя домой после встречи с шефом. Зато твоя рука, - Миддлтон указал взглядом на перебинтованное запястье, - отдохнет немного от нагрузки, - он выдержал небольшую паузу, чтобы дать девушке время обдумать его слова, и добавил: - Да, скоро поедем, еще пару минут.
Адам вернулся в свою комнату, надел пиджак и, окинув свое отражение в зеркале скептическим взглядом, пригладил волосы. Одежду, в которой Миддлтон был вечером, он аккуратно собрал, унес в ванную, закинув в стиральную машину, и сделал в уме пометку: "не забыть вечером запустить стирку". А затем Адам вернулся к Билли, на ходу опустив руку с ключами от машины девушки в карман пиджака.
- Я готов, - сообщил Миддлтон. - Можем идти.
Бросив внимательный взгляд на карман, Сэлинджер неожиданно выдала:
- Подожди, - девушка подошла к Адаму ближе обычного и остановилась всего в сантиметрах десяти-пятнадцати от парня, - у тебя тут... - она посмотрела на пиджак и вновь подняла взгляд на Миддлтона, - несколько складок.
От внезапной перемены в настроении Билли Адам удивленно вскинул брови и с интересом посмотрел на девушку, ощутив, как от ее близости жар расползается по плечам и перехватывает дыхание.
Мило улыбнувшись, Билли медленно, едва касаясь, провела ладонями по пиджаку Адама - от самых отворотов до нижнего края, - и, шагнув еще ближе, но продолжая невинно смотреть на Миддлтона и улыбаться, осторожно скользнула пальцами в его карман, куда он положил ключи. Но пару секунд спустя улыбка на лице Сэлинджер сменилась откровенным замешательством, и девушка, уже не особо скрываясь, резким движением запустила в карман всю ладонь.
- Где они?? - выпалила она.
Адам тихо хохотнул и слишком довольно улыбнулся. В его глазах плясали черти и успешно скрывали его истинные желания.В этот момент Миддлтон от прикосновений Билли готов был напрочь забыть обо всем на свете, снять (почти сорвать) с девушки свитер, с себя пиджак и переместиться в свою спальню. Хорошо, что хитрость Билли Адаму удалось раскусить до того, как у него окончательно отключился мозг.
- Это ищешь? - он поднял руку со связкой ключей и тут же крепко сжал их пальцами. - Э, нет, как и обещал, я отдам их только после того, как отвезу тебя домой, - Миддлтон встретился взглядом с возмущенной обманом Сэлинджер и, внезапно обхватив ее свободной рукой за талию, резко притянул к себе еще ближе, заставив девушку тихо охнуть и застыть в паре-тройке сантиметров от его лица. - Билли-Билли, - Адам наклонился немного вперед и прошептал ей на ухо: - не рано ли еще шарить у меня по карманам? Глядишь, так и до проверки моего телефона скоро доберешься, - Адам вновь усмехнулся, чувствуя, как собственное сердце готово вырываться из груди от объятий и манящего запаха Билли. И если бы не желание немного подразнить ее за финт с ключами, Миддлтон вряд ли бы смог удержаться от того, чтобы здесь в этой небольшой прихожей не зайти намного дальше.
"Да он совсем уже обнаглел!" - мысленно закричала Сэлинджер, разрываясь между желанием поднять руки выше по плечам и шее Адама и либо обнять его, либо задушить. Но как же тяжело ей было дышать в тот момент - Билли едва не задыхалась от переизбытка чувств и эмоций, часть из которых противоречила друг другу и по этой причине сводила девушку с ума. Так не долго и голову потерять. - "Доигралась?.."
- И если с моим пиджаком все в порядке, - продолжая улыбаться, Адам отстранился от девушки и медленно отпустил ее, - думаю, можно ехать.
Билли смотрела на него несколько секунд, глубоко и часто дыша, а затем, сцепив губы в одну тонкую линию, пихнула Адама в грудь, даже не заметив боль в запястье.
- Балбес, - вспыхнула Сэлинджер и, развернувшись к двери, направилась к выходу из квартиры.
На что Миддлтон лишь тихо усмехнулся, надеясь, что в его взгляде не сильно заметен полыхающий внутри огонь от самых разнообразных эмоций и желаний, забрал ключи от квартиры с крючка в прихожей и вышел вслед за Билли.
Весь путь до офиса Адама не оставляли мысли о случившемся в его квартире, и ненавязчивый аромат ванили и цитруса, витающий в салоне, нисколько не помогал переключиться на рабочий лад. И разве можно было это сделать, когда Билли в этот раз села рядом (пусть все еще и была сильно обижена)? Адам раз за разом прокручивал момент внезапной близости между ним и девушкой и ощущал, как от этого собственное сердце, не сбавляя обороты, выбивает барабанную дробь. Лишь внешне Миддлтону удалось восстановить какое-никакое хладнокровие и немного успокоиться к тому моменту, когда форд преодолел пропускной пункт, ведущий на подземную парковку Бюро.
Сейчас перед Адамом стояло несколько важных задач: во-первых, сгладить возмущение Билли и, во-вторых, ни одним мускулом на своем лице не выдать Лео то, что произошло этим утром, как на парковке, так и в квартире Миддлтона. Адам уже в красках представлял, насколько мрачны мысли Холдена насчет причин опоздания девушки и друга. А что будет, когда Лео увидит разбитое лицо Адама? Как минимум вопросов у него будет много, а отвечать на них Миддлтону придется со всем спокойствием и привычной для его обычного поведения сдержанностью.
"Да уж, мужик, сдержанность, - промелькнуло в голове у Адама, - подумай о ней в следующий раз, когда захочется крепко обнять Билли, а особенно, когда потянет совершить поступок, еще больше отдающий опрометчивостью".
И пока Лео все еще был на высоте нескольких этажей и, скорее всего, только выходил из своего кабинета к лифу, Миддлтон, сохраняющий полное молчание всю дорогу, решил все же заговорить с Билли первым. Несмотря на то, что он в большей степени был доволен тем, что произошло (и все же ему плохо удавалось это скрыть), Адаму хотелось смягчить это гнетущее молчание и услышать в свой адрес от девушки хотя бы очередную "шпильку".
Они оба почти одновременно вышли из машины. Миддлтон закрыл дверцы форда с брелка на ключах и, посмотрев на Сэлинджер, по-прежнему выражающую молчаливое негодование, произнес:
- Билли, - Адам подошел ближе, но все же не настолько, чтобы рисковать нарваться на удар или вызвать защитную реакцию у девушки, в чем бы оно ни выражалось, - послушай, - он задумчиво свел брови, и девушка выжидающе посмотрела на Миддлтона, - может, я и переборщил сегодня с захватом на парковке перед больницей. Прости.
— Может? — вырвалось на выдохе у Билли, и она машинально шагнула в сторону Адама, пристально посмотрев ему прямо в глаза. И от ее взгляда и эмоций Миддлтону сейчас очень хотелось глубоко выдохнуть и хоть как-то унять собственное напряжение, потому, что внутри вновь становилось слишком жарко для того, чтобы сдержать свои порывы оказаться к Билли еще ближе и прервать поток ее возмущений долгим поцелуем. - Мало того, что ты схватил меня на парковке, так потом и дома у себя устроил, непонятно что! Притянул к себе, как будто я... как будто ты... как будто тебе все можно!
"С твоими голубыми глазами, этой миддлтоновской улыбкой и сильными руками!"
Вспомнив тот момент, Сэлинджер поперхнулась собственным возмущением, направленным не столько на Адама, сколько на свою ответную реакцию в груди — подозрительно быстрое сердцебиение, временами прерываемое теплым приятным уколом, заставляющим сердце останавливаться на мгновение и вновь продолжать биться неровным ритмом.
— Вот что я тебе скажу, Миддлтон, — внятно и твердо проговорила Билли, словно пыталась вбить каждое слово в голову Адаму, которому, по всей видимости, реакция девушки доставляла больше удовольствия, нежели на самом деле заставляла устыдиться, — еще раз так схватишь меня, и я за себя не отвечаю, — прищурилась Сэлинджер.
Но чем ближе стоял Адам, тем сложнее ей становилось говорить.
"Да, в следующий раз я уже тоже вряд ли за себя отвечу", - мысленно согласился Миддлтон, более приятно для себя интерпретировав фразу девушки.
- А вот что я скажу тебе, Билли, - Адам дал Сэлинджер выговориться и шагнул к ней, подойдя почти вплотную. - На парковке мы бы могли спорить до изнеможения...
"Хотя на самом деле до изнеможения хотелось заниматься другим делом, приносящим намного больше удовольствия", - мечтательно подумал парень.
- Да, ты вполне допускаешь для себя вождение с поврежденной рукой, и это твое право, но, - Миддлтон выдержал паузу, - не в моем присутствии.
Билли удивленно вздернула брови.
"Да кем ты сейчас считаешь??" - подумала девушка, сжав пальцы в кулаки.
Но вслух не сказала ничего.
- Тебе же неудобно и больно, черт возьми, и надо быть слепым, чтобы не обратить на это внимание. И нравится тебе это или нет, а меня волнует твое состояние, - Адам ощутил, как его сердце вновь забилось быстрее и эмоции вот-вот готовы прорваться наружу, но ему пока удавалось держать себя в руках, в то время, как Билли замерла подобно тому состоянию, которое охватило ее в гостиной Миддлтона в ночь их общего мозгового штурма с Лео. - Поэтому я решил пойти коротким путем, и это подействовало. Ну а в квартире, - тут Миддлтон уже не выдержал и усмехнулся, - ты мило улыбнулась, коснулась меня и оказалась очень близко (и прекрасно знала, как я на это отреагирую) - и все это для того, чтобы забрать ключи, - Сэлинджер покраснела, ведь ее фактически поймали с поличным. - И это мне все можно, как же, - Адам хитро прищурился. - К тому же ты залезла в мой в карман, так что я… просто отреагировал, - Миддлтон пожал плечами, и в его взгляде вновь заплясали черти. Адам едва удержал свои руки, чтобы вновь не обнять Билли, думая о том, насколько безлюдная эта парковка и где тут стоят камеры.
"Надо было положить ключи в задний карман брюк", - пронеслось в голове Миддлтона, и он с трудом сдержал улыбку.
- А знаешь, - голос Адама внезапно даже для него самого снизился на тон, - мне понравилось, - парень скользнул взглядом по губам Билли и вновь посмотрел в глаза девушке. - И за то, что произошло в прихожей, я извиняться не собираюсь.
В этот момент Миддлтон отчетливо осознал, что больше не может сдерживаться. В его воображении собственные пальцы уже касались лица Билли, чтобы притянуть девушку к себе ближе и…
Звук прибывшего лифта эхом разнесся по парковке. Адам вздрогнул от неожиданности и тут же сделал шаг назад. Внутри вдруг охватила такая досада на обстоятельства, которые постоянно врываются в самый неподходящий момент, на правила, до сих пор связывающие по рукам и ногам, что Миддлтон готов был пнуть по колесу, если бы это была его машина. А так пришлось собрать все силы, чтобы удержать полыхающий в груди пожар от ядреной смеси самых разнообразных чувств - от той же досады до сильного притяжения к Билли.
И Адам даже готов был наплевать на все ограничения, забрать девушку и увезти ее далеко отсюда, но вовремя спохватился, когда увидел повернувшего к ним из соседнего автомобильного ряда Лео.
- Нужно идти, - хрипло отозвался Миддлтон, обратившись к опешившей от всего происходящего Билли, и коротко кашлянул, чтобы прояснить голос.

Холден в это утро не находил себе места, перебирая в уме все, что могло приключиться с Адамом, и чем больше становилось вариантов, тем меньше Лео они нравились.
"Хоть жучок на каждого вешай, - думал он, - но… скоро я так и сделаю, в рамках плана, конечно".
Пребывая не в самом лучшем расположения духа из-за всех утренних мыслей, а так же в целом из-за нависшей над другом и Билли опасностью, Лео, получив сообщение от Адама, спустился на парковку. Мрачный и хмурый Холден со всей строгостью готов был выяснить, что произошло этим утром, даже если этим двоим случившееся доставило удовольствие - особенно если это им доставило удовольствие. Лео пока не допускал мыслей о том, что причина опоздания Миддлтона кроется в маньяке, все же после того случая, когда Адам один залез в дом Диккерсонов и едва не оказался в руках убийцы, у друга явно что-то в голове переключилось, и он должен был сразу прямо обо всем сказать. Но если нет, тогда Миддлтон точно напросился на хорошую взбучку.
Лео уже думал о том, что если придется и силу для лучшей доходчивости применит (это был крайний случай, конечно, но Адам своим поведением явно нарывался), пока не увидел лицо друга. Вернее то, что стало с лицом Адама.
Холден замер перед Миддлтоном и Билли, и от удивления его брови поползли на лоб. Да, такого он точно не ожидал.
- Вот это у тебя раскрас! - вместо приветствия выпалил Холден, останавливаясь напротив друга и девушки. Его взгляд переместился от Адама к Сэлинджер и обратно, и Лео вновь нахмурился. - Так, - он скрестил руки на груди и пристально посмотрел на Миддлтона, - что, черт возьми, произошло?
Билли, до этого момента не издававшая ни звука, растерянно хлопнула ресницами, наконец-то выдохнула, будто бы выпустила из себя пар бушующих эмоций, и взглянула на Лео, только сейчас вспомнив, где они с Адамом находятся и зачем сюда приехали.
— Это я, — ответила девушка, все еще пребывая в тумане собственных чувств.
Но в одном она была уверена совершенно точно: главное сейчас — сократить тесные и одиночные контакты с Миддлтоном, потому что с каждым разом его присутствие и все его выходки влияют на нее самым неожиданным образом.
- Что?! - опешил Лео и едва сдержался, чтобы не присвистнуть. С Билли правда шутки плохи, похоже, друг все же получил по заслугам. - Ну и какого черта ты вытворил? - Холден сверкнул глазами в сторону Адама.
Миддлтон пытался как можно тщательнее скрыть свои разрозненные чувства и боролся с желанием высказать Лео, что тот уж слишком упорно следит за рабочей атмосферой, и постоянно является в тот момент, когда ему являться бы не следовало, будто у него в голове радар встроен. Поэтому сам на вопрос ответить не успел.
— Вчера ночью Адам забрался ко мне в квартиру, решив, что тоже самое проделал и убийца. И я ударила его битой — не разглядела в темноте и приняла за Анд... то есть за этого... кхм, неважно, вы поняли.
Отмахнувшись от парней, девушка отвела взгляд в сторону и секунду спустя направилась к лифту быстрым шагом.
А Адам благодарно выдохнул. За эти несколько секунд передышки ему удалось немного прийти в себя и невероятными усилиями отодвинуть бушующее внутри пламя на задний план.
- Все так и было, - уже спокойнее подтвердил Миддлтон, перехватив непонимающий взгляд Лео. - Удар у Билли - сам видишь.
Холден еле перебарывал желание ущипнуть себя, чтобы убедиться в реальности происходящего, или дать самому себе по лицу, а лучше Адаму по второй стороне для симметрии.
- О, да, я хорошо вижу, - прошипел Лео, - особенно то, что кто-то всякую совесть потерял.
Миддлтон неодобрительно покачал головой и направился к лифту вслед за Билли, а Холден не отставал.
- Зачем полез в квартиру? - на ходу спросил Лео так, чтобы девушка, идущая впереди, не слышала их переговоры.
- Я подумал, что к ней вломился убийца, - парировал Адам.
"Отлично, теперь мы прикрываемся благородными порывами", - Холден сокрушенно выдохнул и вновь принял мрачный вид. Но злился он гораздо меньше, чем стремился показать. Друг, конечно, натворил дел, но, главное, с этим балбесом все в порядке. Относительно, конечно, но все же, да и с Билли тоже все хорошо.
Однако еще одна мысль не давала Лео покоя: после ошибочного удара между этими двумя могло произойти и... кое-что еще. Раны у Адама хорошо обработаны, явно сразу после встречи с битой, и тут у Холдена закрадывались определенные сомнения, хотя при взгляде на все еще негодующую Билли, эти самые сомнения постепенно развеивались.
Когда все трое вошли в лифт, Лео встал между Адамом и девушкой чтобы никто никого не ударил вновь, но больше для того, чтобы не случилось обратного.
- Мне так будет спокойнее, - пояснил он, окинув девушку и друга внимательным взглядом, и от этого замечания Сэлинджер закатила глаза. - Кстати, Билли, - Лео повернул голову к Сэлинджер, - молодец, что в этот раз не стала бить этого засранца голыми руками.
Девушка не издала не звука, продолжая сканировать взглядом стену лифта, а Адам только недовольно хмыкнул, на что Холден не обратил никакого внимания и перевел взгляд вперед.
- Для шефа, - чуть прищурившись, проговорил Лео, - вы героически сражались с бандитами. И да, он уже ждет нас.
Рон действительно достаточно терпеливо дожидался их в своем кабинете, окруженный горой документов, и периодически поднимал ее стопки, перекладывал туда-сюда и что-то помечал в своем блокноте из натуральной кожи. И когда троица показалась на пороге, предварительно постучав в дверь, Джонс поднял взгляд и посмотрел на каждого из присутствующих.
- Садитесь, - кивнул он на стулья без особого приветствия и отложил часть документов в одну из стопок на столе. - И дверь закройте на замок. Не хватало еще, чтобы сюда вошли посторонние.
Рональд сказал это больше для "галочки", ведь в офисе не было таких отчаянных самоубийц, которые отважатся зайти в кабинет Джонса без предварительного одобрения.
- Мисс Сэлинджер, вам уже пере... - начал было говорить Рональд, но как только перевел взгляд на севшего напротив Адама, его речь оборвалась на полуслове, и Джонс, то ли икнув, то ли кашлянув, нахмурился и наклонился вперед, чтобы получше рассмотреть своего агента. - Какого черта с тобой случилось, Миддлтон?
- Бандиты, сэр, - спокойно и по-деловому ответил Адам. - Встретился с ними вчера ночью у магазина. Один из них был с битой.
Эмоции, которые бушевали внутри Миддлтона весь путь от парковки, ему удалось спрятать по углам своего сознания. И перешагнув кабинет шефа, Адам находился уже в неком подобие равновесия и внешне излучал привычное для себя хладнокровие.
А Лео на словах друга принял самое невинное выражение лица, будто не он пару минут назад предложил эту версию произошедшего вместо пространного объяснения (которое шефу точно не нужно) о том, как Миддлтон оказался в квартире Билли посреди ночи.
Рон смотрел на Адама еще несколько секунд, словно пытался, подобно Шерлоку, найти правду в мельчайших деталях внешнего облика Миддлтона, но затем переключился на дело, ведь, по большому счету, времени у них было в обрез.
- Может тебе тоже охрану приставить? - хмуро усмехнулся Джонс и вернулся к Билли. - Итак, мисс Сэлинджер, вам уже передали, что я одобрил ваш план, и я уже запустил процесс подготовки релокации ваших семей и дополнительной защиты вас обоих. Я в подробностях расскажу вам про все детали, поэтому приготовьтесь, что сегодня мы здесь застрянем надолго. Однако прежде, чем перейти к пояснениям и ответам на вопросы, я хочу кое-что уточнить.
Билли, до этого момента сидевшая на гостевом кресле, вытянувшись во струне, с легкой дрожью волнения во всем теле проследила за тем, как мужчина открыл ящик тумбочки под своим столом, достал оттуда что-то и пару секунд спустя положил перед девушкой прямо на стопки своих документов.
"Моя папка", - выдохнула Билли и переглянулась с Адамом. Та самая, красная. - "Пришло время подписать договор".
Миддлтон, взглянув на то самое соглашение, из-за которого потом разразился довольно серьезный разговор у него в кабинете между всеми членами их троицы, внутренне напрягся, внешне оставаясь совершенно спокойным. Да, Адам приложит все силы, чтобы защитить Билли от любой угрозы, и соглашение - простая формальность, но от этой бумажки у Миддлтона на душе скребли кошки.
"Чтоб это все".
- Так вот, мисс Сэлинджер, - продолжил Рональд и посмотрел в глаза Билли пристальным взглядом, сложив руки перед собой на столе. - Для вашей информации: я не подпишу это соглашение.
- Что? - вырвалось у Билли. - В каком... смысле? Почему?
Адам непонимающе нахмурился и посмотрел на Лео, который вот-вот готов был улыбнуться такому повороту событий, а затем Миддлтон перевел взгляд на босса.
- В том смысле, что от лица Федерального Бюро я заявляю вам, мисс Сэлинджер, что не подпишу это соглашение, так как оно противоречит нашей политике. Мы - не уличная контора и будем вне зависимости от подписанных бумажек защищать вас и всех наших агентов. И если, упаси бог, что-то пойдет не так, никто, и это я говорю вам со всей серьезностью, чтобы вы понимали, никто не посмеет заявить, что Бюро не имело к этому никакого отношения. Соглашаясь на эту миссию, я и мы все подтверждаем, что берем ее, вас и всех, кто в этом замешан, под свою полную ответственность, - Рон пробежался взглядом по Лео и Адаму, которые уже не скрывали свою реакцию и согласно кивали словам шефа, и вновь посмотрел на растерянную Сэлинджер. - Если что-то пойдет не так, мы будем за это отвечать. Но с вашей стороны я ожидаю полного сотрудничества, исключающего самоуправства и не согласованных действий. Я не имею ввиду бытовые моменты - лишь то, что касается дела, прямо или косвенно. А теперь, раз мы все друг друга поняли и все согласовали... - Рон взял красную папку и отправил ее в урну под увеличившийся в размерах взгляд Билли, в котором вместе со ступором смешались и благодарность, и восхищение этим суровым на вид мужчиной. - Перейдем к делу. Для начала поговорим о том, куда и когда мы переместим ваши семьи...

***

+1


Вы здесь » homecoming » Adam & Billy [2] » Глава 4


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC