homecoming

Объявление

WILLSONYA

billyadamleorobert


способности, авторский мир, 18+
нортфилд, миннесота
баттл-крик, мичиган
июнь, 2038 год

ренегаты vs. вигиланты
8101 : 8019

26.09.2018 Йо-хо-хо, пираты, подвезли свежий квест и сюжетные задания.
06.08.2018 С Днем Рождения, Револт! Чуть больше о приятном здесь. А в этой теме - результаты голосования.
01.08.2018 Револт! Настало время выбрать самых-самых в нашей практически ежегодной Revolt Awards #3.
13.06.2018 Револт, павший лидер сопротивления передает неожиданный привет.
06.06.2018 Тыры-пыры, Револт с Днем рождения! А здесь кое-что об обновлениях.
06.04.2018 Два новых квеста уже на передовой, а - здесь вы найдете их участников. А в этой теме - немного праздничного упороса. Ура, товарищи!
04.04.2018 В ожидании грядущих квестов - свежий тизер.
02.04.2018 А вот и свежие бонусные задания подвезли - налетаем!
21.03.2018 Друзья, радуем вас обновлением информации об экзоброне - в этой теме.
08.03.2018 Сегодня поздравляем наших дам - здесь и вот здесь!
06.02.2018 Без лишних слов - Револту два года! Кликайте по ссылке, там вас ждет много всего интересного. 30.12.2017 Предновогоднее организационное объявление о нашем с вами квестовом режиме во время праздников.
29.12.2017 Настроеньеподнимательный раздел. Поздравляем друг друга, обмениваемся подарочками, спасаем елки от котов.
11.12.2017 Открываем рождественский сезон записью в Тайного Санту. Спешите, набор участников продлится всего несколько дней.
08.11.2017 Очередная праздничная дата на Револте вместе с обновлениями и приятными бонусами
17.10.2017 сюжетные задания - в новом формате.
01.10.2017 Начало октября - время отопления, горячих напитков и нового сюжетного поста в вестях с фронта. На этот раз - о событиях прошлого.
06.09.2017 Шестое число - время новостей.
27.08.2017 Запись в новые задания.
21.08.2017 FAQ по последним новостям.
16.08.2017 участники квеста и сюжетных эпизодов: просьба внимательно ознакомиться с важными итогами в финальных постах гейм-мастера.
07.08.2017 Новый лидер боевой группы, перевод времени и сюжетные новости - все это вы найдете, пройдя по этой ссылке.
02.08.2017 Ввиду технических неполадок хостинга, на время возвращен один из старых дизайнов.
28.07.2017 Пока вы спали, мы принесли вам вести с фронта.
17.07.2017 У нас небольшие технические неполадки, поэтому до возвращения Иветт оформление таблицы будет в старом стиле :)
14.07.2017 Наш url стал немного короче, за что дружно благодарим мистера Харви ;]
06.07.2017 Новости - большие и не очень.
21.05.2017 Всех неспящих ждет сюрприз - сюжетные новости и видео с намеком на будущие игровые события.
06.04.2017 Начата запись в новые квест и задания.
04.04.2017 Небольшая памятка для игроков, а также объявление об итогах одного из личных эпизодов.
06.03.2017 Револту 13 месяцев! Разобрать подарки можно в этой теме.
15.02.2017 Очередная гигант-порция новостей, а также новые акции и сюжетные задания ждут вас здесь.
06.02.2017 ОЧЕНЬ много новостей, развлечений, занимательной статистики ждут вас здесь в компании нового револт-трейлера.
06.02.2017 Револт празднует 1 год!
16.01.2017 Участники завершенных квестов 7.1 и 7.2 приглашаются к ознакомлению с итогами, подведенными к окончанию седьмой сюжетной главы.
31.12.2016 Револт поздравляет своих жителей с наступающим Новым Годом!
13.12.2016 Стартовал конкурс рождественских историй!
11.12.2016 Принимаем участие в «Тайном Санте» и получаем письма от дедушки Револта! Спешите, время на запись ограничено!







У Мёрфи болит, кажется, каждая клеточка измученного организма — ни одна адреналиновая вспышка не вернёт потерянного за недели недоедания и недосыпа, поэтому сил на то, чтобы подняться, у девчонки просто не остаётся. Собственный скулёж, остающийся где-то на грани, раздражает, но... [читать далее]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » homecoming » Adam & Billy [2] » Глава 6


Глава 6

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

***

0

2

Беспокойный сон заставлял Адама все сильнее сжимать простынь на больничной кровати, будто это действие, как соломинка утопающего, могло спасти его от окончательного погружения в кошмар. Всю ночь Миддлтон метался во сне, пытаясь вырвать израненную и истекающую кровью Билли из лап Марии, но у него ничего не выходило. Чем больше он старался, тем больше ран открывалось на теле девушки, а Мария только победно усмехалась, наблюдая за безуспешными попытками Адама хоть как-то переломить ход событий в свою сторону.
Миддлтон помнил, как ругался, как кричал изо всех сил и старался во что бы то ни стало добраться до Билли, но в тот момент, когда ему это почти удалось, он вдруг ощутил чье-то присутствие. Адам сжал простынь покрепче, убеждаясь в том, что он вновь находится в палате, и открыл глаза.
Темнота окружала кровать Билли со всех сторон, и единственным источником света были экраны мониторов, продолжающие транслировать показатели девушки. Миддлтон медленно поднялся, стараясь сильно не напрягать затекшие на шее и плечах мышцы и замер, прислушиваясь к окружающим звукам.
- Ты же не думал, что я позвоню тебе всего лишь раз и навсегда пропаду из твоей жизни?
У Миддлтона перехватило дыхание, а брови поползли вверх от удивления, когда из темноты к кровати Билли шагнула…
- Мария? – парень не мог поверить своим глазам.
«Что? Как она тут оказалась?»
- Эх, Адам-Адам, ты же знаешь, тебе от меня не скрыться, - бывшая Миддлтона хмыкнула, и в этот момент парень заметил, как у нее в руках блеснуло лезвие внушительных размеров ножа.
Глаза Миддлтона потемнели от гнева, он вскочил с кресла, но Мария среагировала молниеносно - занесла нож прямо над шеей Билли.
- Э, нет, дорогой, не так быстро, - усмехнулась бывшая, под дикий стук сердца Адама, - хоть одно движение в мою сторону, и этой красотке конец.
Миддлтон замер на месте, заставляя свой мозг работать в полную силу. Сейчас главное отвлечь Марию и обезоружить ее, причем так, чтобы Билли ни в коем случае не пострадала. Мысли о том, как его бывшая пронесла нож в больницу, как вообще нашла его здесь, Адам пока старался отодвинуть на задний план, полностью концентрируясь на том, чтобы не дать Марии свершить задуманное, что бы там ни родилось в ее безумной голове.
- Мария, давно мы с тобой не виделись, - как можно нейтральнее произнес Адам, стараясь скрыть свой полыхающий от гнева взгляд, - я не скучал.
- Ты никогда не умел врать, - хохотнула бывшая и еще ближе поднесла лезвие к шее Билли, уже почти коснувшись кончиком ножа ее кожи. – И все эти твои профессиональные штучки оставь тем, кто тебя не знает. Я-то вижу, что с тобой происходит на самом деле. Да ты сейчас готов мне шею свернуть, лишь бы убрать нож от шеи этой выскочки, - последнюю фразу Мария буквально выплюнула. – И что ты в ней нашел?
- Ничего, - продолжал гнуть свое Адам, хотя сердце готово было вот-вот выскочить из грудной клетки.
«Только тронь ее, Мария, только попробуй», - гневно пронеслось у него в голове, но продолжил он все также отстраненно:
– Мы просто работаем вместе.
- Упрямец, - хмыкнула Мария. – Вообще, я пришла за тобой, хотела угрожать жизни этой твоей «коллеге», - она округлила глаза, -  чтобы ты был более сговорчивым. Но вижу - это не требуется, да и шантаж, - Мария вновь фыркнула и тряхнула головой, - банальщина для бульварных романов, согласись? Раз уж Билли для тебя ничего не значит, - бывшая Адама вдруг нехорошо улыбнулась, а тот только скрипнул зубами, - тогда я просто уберу ее с дороги.
Мария резко замахнулась, целясь в шею Билли, оставив Адаму лишь несколько секунд на реакцию, которыми тот тут же воспользовался. Профессиональные рефлексы не подвели Миддлтона, он резко схватил за края кровати и дернул ее на себя, успев отодвинуть ее настолько, чтобы опустившийся нож воткнулся в матрац рядом с шеей Билли.
Мария взревела от ярости и занесла оружие для следующего удара, Адам рванул вперед, чтобы выбить нож из рук бывшей и закрыть собой Билли, но в этот момент вдруг ощутил, как это самое лезвие входит ему в спину, с силой разрывая мышцы.
Над лопаткой все вспыхнуло от обжигающей боли, и сквозь темнеющее сознание и собственный крик Миддлтон услышал лишь тихое:
- Здравствуй, Адам.
И эти слова принадлежали уже не Марии, это был…
Маньяк.
- Ах ты, сукин сын, - на последних силах прошептал Миддлтон, прежде чем перед его глазами окончательно все померкло.
Очнувшись ото сна, Адам дернулся и тихо зашипел от стрельнувшей боли в широких плечах.
"Где я?" - пронеслось в полусонном разуме Миддлтона.
И ответ пришел почти мгновенно через монотонное пиканье медицинских приборов, запах лекарств, неуловимо витавший в воздухе, и мягкую ткань простыни, прикосновение к которой возвращало Адама к реальности, вырывая его из цепких лап кошмара.
Миддлтон все еще находился в больнице, в той же палате, которую теперь вместо густой темноты сна заливал утренний свет восходящего солнца.
Сон прошел, а боль от "ранения" все еще пульсировала по всей спине Адама, не давая до конца проснуться.
Стараясь не делать резких движений, парень повернул голову в сторону Билли, продолжая лежать на руках, и выдохнул с облегчением. Ему было плевать на собственное состояние, даже на то, что если он не встанет и не разомнется - мышцы заклинит так, что Миддлтону самому понадобится помощь медицинского персонала и еще лом - чтобы оживить его окаменевшие мышцы, а заодно и по голове пройтись для профилактики. И как только Адам увидел Билли, все еще мирно спящую на подушках, но теперь уже рядом с собакой, он тут же замер, отодвигая все свои болезненные ощущения как можно дальше. Картины произошедшего в парке будто триллер на перемотке замелькали перед глазами Миддлтона, болезненно отзываясь в его груди, и смешивались с пугающими кадрами из сегодняшнего сна: нож, удар, кровь… Мария.
Адам мотнул головой, насколько позволяло положение его тела, и в этот же момент (даже несмотря на онемевшие мышцы) ощутил приятную тяжесть у спины и ближе к шее (точнее его чувствительность сейчас определить не могла). Ему пришлось немного опустить взгляд, чтобы определить источник тепла, расходящегося по его телу, и этим источником оказалось рука Билли, мягко лежащая у него на плече. Миддлтон замер, чувствуя, как от этого, почти домашнего прикосновения, кошмары этой ночи постепенно отступают. Привычная тревога, ставшая постоянным спутником Адама, сглаживалась, как это всегда случалось в присутствии Билли. Сейчас Миддлтон смотрел на девушку и благодарил своих покровителей за то, что с ней все в порядке, и за то, что он может абсолютно вымотаться вечером, пережить кошмар наяву, не зная, чего ждать от ситуации, и едва не потерять дорогого человека, но стоит ему этого самого человека увидеть живым и относительно невредимым, как все тревоги, боль, страх отступают, и остается только уютное спокойствие.
Адам пролежал на своих руках, смотря на Билли, еще минут пять, наслаждаясь моментом и тем коротким мигом равновесия, которое внезапно воцарилось у него внутри. И парень с легкостью бы пробыл в таком положении сколько угодно по времени, если бы не чертова стреляющая боль в шее и плечах, которая все красноречивее говорила: "если пролежишь так еще хотя бы пару минут - твоим мышцам даже лом не поможет".
И как бы Адам ни игнорировал сигналы своего тела, как бы ему ни хотелось полежать так еще, чувствуя на своем плече прикосновение Билли, совсем скоро это самое плечо вообще перестанет что-либо ощущать, а такой поворот событий точно не входил в планы Адама. Поэтому парень, еще немного поборовшись с собой, все же медленно убрал одну руку из-под головы и аккуратно снял ладонь Билли со своего плеча, как можно осторожнее укладывая ее вдоль тела девушки. Смотря на пальцы Билли, Миддлтон хотел задержать на них свое прикосновение, но тут же передумал, опасаясь разбудить девушку и в целом опасаясь того, что она может не так его понять, поэтому он лишь вновь взглянул на Билли и, прикрыв глаза, попытался выпрямиться.
Тело тут же заныло от резкой боли, угрожая распасться на части. Но Адам, имеющий огромный опыт сна в самых разных местах и положениях, в которых люди и пары минут бы ни просидели, стиснул зубы, стараясь не издавать не звука, и медленно принял вертикальное положение, а затем и вовсе поднялся с кресла. После движений плечами, руками и небольшой растяжки верхней части спины, Адам вновь почувствовал себя человеком. И хотя его мышцы все еще сводило время от времени, теперь они хотя бы обрели какую-никакую подвижность. Почти бесшумно передвигаясь по палате, Миддлтон походил немного из стороны в сторону, оказался около кресла и, задержав взгляд на Билли, остановился.
Вчера он едва не потерял ее: где-то не успела бы помощь, где-то он сам бы среагировал не так оперативно и… все. Адам никогда не крутил у себя в голове все эти "если", вполне справедливо считая, что раз уж что-то произошло, то это уже никак не изменить, можно лишь исправить последствия, и сейчас не собирался изводить себя лишними предположениями. Но после всего пережитого, когда Билли оказалась практически на грани, Адам ощущал, как его желание защитить девушку от любой угрозы возросло десятикратно, как его намного сильнее потянуло к ней, но уже гораздо глубже любого физического влечения. И он… не знал, что с этим делать. Со всем своим богатым опытом общения с женщинами, Адам впервые ощущал нечто такое, что и сам не в силах был объяснить, и понятия не имел, как это выразить в создавшейся ситуации, когда они с Билли вроде как коллеги, которым нельзя переступать черту, но которые на этой черте стоят уже какое-то время. Сейчас, продолжая смотреть на Билли так, как он никогда ни на кого не смотрел, Миддлтон с трудом гасил разгорающиеся в груди чувства, не имея ни малейшего представления, как остаться при своей привычной хладнокровности.
С Марией все было иначе. В какой-то момент они с Адамом просто сошлись, поставив на уши всех вокруг, но никакого взрыва внутри самого парня не было. Мария опутывала его своими чарами и знанием, что сказать и что сделать в тот или иной момент, и Адам чувствовал лишь, что плывет по течению, не желая ему сопротивляться. Потом, конечно, это течение привело его в огромный водоворот, затянувший с головой в интриги, доминирование и почти полное растворение в другом человеке. Но того, что сейчас Миддлтон испытывал к Билли тогда не было даже близко, когда от одного ее взгляда все внутри переворачивается, привычное ощущение себя рушится, а все спокойствие летит куда подальше вслед за равновесием. Адаму всегда удавалось хорошо скрывать свои эмоции, перед самыми опасными преступниками он всегда точно знал, что говорить и делать, и был непробиваем, как скала, но весь его опыт терялся где-то на фоне стоило только оказаться рядом с Билли.
И даже сейчас эмоции в бешеном порыве рвались наружу, но Адам не знал, что именно сделать, как их выразить. Обычно ему помогали слова и любовь к прямому изложению своих мыслей, но девушка спала, и тут уж точно не завести задушевную беседу.
Миддлтон сжал кулаки, злясь на самого себя за то, что никак не может совладать с собой и своими эмоциями, и подумал:
"Один поцелуй, только один".
Голос разума вопил где-то на фоне, как пожарная сирена, предупреждая, что ничем хорошим это все не закончится (точнее закончится хорошим, но это все равно будет плохо), но Адам уже ничего не слышал. В яростной борьбе "быть или не быть", "разбужу или не разбужу" с небольшим перевесом победило "быть" и "разбудить не должен", и Миддлтон наклонился к Билли, собираясь поцеловать ее в лоб, немного дальше от полоски шва.
И внезапно раздался тихий голос:
- Что ты... делаешь? - скорей, с любопытством и удивлением поинтересовалась Билли, так не вовремя очнувшись от сна. Она смотрела на парня с лёгкой улыбкой и непониманием в сонном взгляде, и ей бы разозлиться или как минимум возмутиться происходящему, но вместо этого девушка действительно с интересом ожидала ответ.
Адам "подвис" от неожиданности, встретившись взглядом с проснувшейся Билли, и на миг всегда знающий, что сказать даже в самой сложной ситуации, растерял все слова:
- Билли?... - его взгляд невольно опустился ниже на губы девушки, - я... я тут... - Миддлтон с трудом вновь посмотрел в глаза Билли и неуклюже добавил: - подушку... поправляю, - его щеки вспыхнули от смущения, поэтому Адам тут же чуть отодвинулся в сторону и действительно принялся поправлять подушку, - она лежала... не ровно.
- Вот оно что, - тихо отозвалась Сэлинджер, не особо поверив в озвученную историю.
Разгладив края подушки и стараясь выглядеть спокойно, что при покрасневших щеках было не так-то легко, Адам оценивающе осмотрел свой труд и кивнул:
- Вот, теперь все... гораздо ровнее, - и мысленно ругая себя за вполне целомудренный порыв поцеловать Билли в лоб, вышедший ему боком, Миддлтон сел на кресло, стараясь сохранять спокойствие хотя бы внешне. - Прости, что разбудил тебя, - Адам пожал плечами, забыв о том, что еще минут десять назад с трудом их размял, и сразу же пожалел об этом. В шею стрельнуло болью, и Миддлтон едва заметно поморщился.
"Черт".
Стараясь проделать это как можно незаметнее, что было чертовски сложно под заинтересованным взглядом Билли, Миддлтон постарался расслабиться и откинулся на спинку кресла.
- Как ты себя чувствуешь? - Адам, все еще краснея, поспешил перейти к главному вопросу, мучившему его еще со вчерашнего вечера.
Сэлинджер шумно вздохнула, стараясь оттянуть момент с разговором о произошедшем, а затем осторожно приподнялась вместе вместе с подушкой и села, откинувшись на спинку кровати.
- Все хорошо, - ответила Билли, подтянув к себе колени. - Я обычно... быстро восстанавливаюсь, - негромко добавила девушка и посмотрела на Адама. - А вот ты, кажется, спал... не очень хорошо.
"Быстро восстанавливаюсь", - слова Билли эхом отразились в голове Миддлтона.
"Но ты едва не перешла чёрту", - Адам на миг опустил взгляд, но затем вновь внимательно посмотрел на Билли. Он прекрасно понимал, что двигало Сэлинджер в тот момент, когда ее пути пересеклись с нуждающейся в помощи девушкой, но в то же время Миддлтона разрывало от противоречивых чувств из-за того, что произошло в парке, и пока что он не был уверен в том, что именно сказать и стоит ли вообще поднимать сейчас эту тему.
- Я? - Адам вынырнул из своих размышлений и покачал головой. - Нет, все нормально, - он вновь повел плечами, но движение вышло не таким плавным, как ему бы хотелось, - я привык.
- Привык спать сидя? - поинтересовалась Билли и, не удержавшись, немного улыбнулась. - Поставь-ка кресло вот сюда, - она указала на место рядом с кроватью, - и сядь спиной ко мне.
Адам с интересом посмотрел на девушку и пару секунд потратил на размышления о том, не снится ли ему все это? Но нет - боль в шее доказывала, что это вряд ли может быть сном, а если это даже и он, то...
- Билли...
- М-м?
"Я не думаю, что это хорошая идея", - хотел вполне логично заявить Адам, но вместо этого сам не заметил, как кивнул:
- Хорошо.
Миддлтон пододвинул кресло ближе и сел спиной к Билли, ощущая, как внутри все замирает от предвкушения.
- И я... - Адам запнулся, но тут же продолжил, - часто засыпаю на работе, так что да... я привык.
Сэлинджер покачала головой, поморщилась от легкой ноющей боли в висках и, сев поближе к краю кровати, положила руки на плечи парня.
— Не лучше ли привыкать к чему-то хорошему? — резонно спросила она. — Ты делаешь много для других, а про себя иногда забываешь. Когда, например, не пытаешься строить из себя важного павлина или короля дивана, — усмехнулась Сэлинджер, прогуливаясь пальцами по плечам и шее Адама и разминая каждый их сантиметр, насколько позволял пульсометр, все еще надетый на ее палец.
"Король дивана?" - хотел возмутиться Миддлтон, но от прикосновений Билли все слова рассыпались еще на подходе.
— На твою удачу, я не только хорошо завязываю галстуки, но и могу делать неплохой массаж — как раз для затекших спин и шей. Полезный навык, если так подумать, — Билли улыбнулась, припомнив, сколько раз "спасала" отца и брата, когда первый возвращался с работы с затекшей спиной, а второй опять засыпал в неудобной позе.
От нарастающего смущения и в то же время ни с чем несравнимого удовольствия от того, как пальцы девушки перемещались по его плечам, в голову Адама скопом лезли неуместные шутки, но он старался их сдерживать, понимая, что если заговорит или даже просто пошевелится - одним массажем дело не закончится.
— Не знаю, насколько это поможет твоей гранитной мускулатуре, но я хотя бы попытаюсь.
"Как минимум в благодарность за то, что тебе пришлось пережить прошлой ночью".
И вдруг за разрастающимся пожаром эмоций внутри Адама на долю секунды охватила паника. Он уже очень давно ни к кому вот так не поворачивался спиной и никого не подпускал к себе так близко. Год назад Миддлтон пообещал себе, что больше никому не позволит проникнуть в собственную душу и безнаказанно творить там, что вздумается. Адам каждого, кто хотел с ним хоть как-то сблизиться, держал на расстоянии, и вот он и сам не заметил, как открывается с незащищенной стороны, как подставляет спину девушке, которая перевернула всю его жизнь.
После стольких мучений во время совместной жизни с Марией, после болезненного расставания, сейчас мозг Адама посылал тревожные сигналы о возможном попадании в ту же самую историю. Миддлтон подставил спину и рисковал получить в нее ножом, совсем как во сне. Да, Адам понимал, что все это лишь старые и давно похороненные страхи, но на какой-то миг он потерял над ними контроль и напрягся, сам не зная чего ждет.
Пиканье приборов воспринималось паникующим разумом, как обратный отсчет.
10…9…8…
Но когда в голове Адама невольно раздалось "1" - ничего не произошло. Не последовало ни удара, ни боли, и какие бы опасения не генерировались в голове Миддлтона, они тут же растворялись с каждым прикосновением Билли. Напряжение уходило из мышц Адама, заменяясь теплом и заботой, которыми окружала его девушка, когда в очередной раз прогуливалась пальцами по плечу. Миддлтон все больше расслаблялся, отпуская прошлое, и в этот момент как никогда отчетливо понимал, что рядом с Билли ему не нужно бояться подвоха. Больше не будет никакого ножа в спину Адама, только нежные прикосновения, дающие ему возможность уплыть мыслями и ощущениями очень далеко, и, наконец, довериться женщине, которая Миддлтону безумно нравится.
Год назад он не думал, что такое вообще возможно, полгода назад Адам отмахивался от просьб Лео расслабиться и просто выбрать любую, чтобы хорошо провести время. Нет, Миддлтон не мог после всей той боли, что пережил, взять и вновь окунуться в такой же водоворот. Но Билли… она как-то обошла всю его защиту, вернула Адама к жизни, а сейчас… этим, казалось бы простым жестом - массажем, сама того не зная прорвала последний барьер. Миддлтон все больше расслаблялся в руках девушки, чувствуя, как внутри по всему его телу и к каждой клеточке разливается почти домашнее спокойствие. К мышцам возвращалась подвижность и чувствительность и то же самое происходило с душой Адама.
В этот самый момент под мирное пиканье медицинских приборов, под теплыми прикосновениями Билли в груди Адама растаял последний лед. Миддлтон прикрыл глаза, придвинулся к девушке еще ближе и впервые за долгое время позволил делать с собой все, что ей захочется, прекрасно зная, что от этого он получит не меньшее удовольствие, чем она.
— Адам? — тихо позвала Билли парня пару минут спустя.
АТВЕТЬ. НИМАГУ. ОРУ.
Все это время Миддлтон просидел молча, наслаждаясь моментом и мысленно наблюдая за тем, как пальцы девушки скользят по его мышцам. Адама настолько разморило от массажа, что отозвался он не сразу:
- Да? - так же тихо произнес он.
— Спасибо, что был здесь, со мной, всю ночь. И за то, что не бросил меня в парке, — добавила девушка и прошлась кончиками пальцев вверх по шее Адама до затылка. — И... за разговор с Кираном спасибо.
"Билли, что же ты…", - Адам едва не задохнулся от чувствительного прикосновения к шее и, как кот, невольно подался под руки девушки.
В этот момент ему пришлось собрать мысли в кулак, чтобы произнести хоть что-то осознанное.
- Эй, - мягко протянул Миддлтон, - я… не мог иначе. Я бы ни за что не оставил тебя одну. Даже если нас ждет ад, я все равно буду рядом. На углях спать будет даже теплее, - Адам тихо усмехнулся, но затем его голос вновь стал ровным и серьезным. - А Киран… я не мог спокойно смотреть, как он мучается и как своим состоянием причиняет тебе боль, - вслушиваясь в слова парня, Билли не могла не радоваться, что он сидит к ней спиной, иначе давно заметил бы слишком благодарное выражение а ее лице. - И я рад, что удалось немного его успокоить. Билли, - Миддлтон остановил руку девушки на своем плече, накрыв своей ладонью и заставив Билли едва уловимо вздрогнуть от резкого всплеска приятных ответных эмоций, и неожиданно произнес: - я не буду судить тебя за то, что произошло вчера, и не буду сейчас поднимать эту тему, у нас… еще будет время это обсудить. Я лишь попрошу тебя, - Адам убрал свою ладонь и прижался к руке девушки щекой, закрыв глаза, - не пугай меня так больше.
Глядя на него со спины, Билли не пыталась выдернуть руку, не стремилась нарушить приятный контакт или испортить этот глубоко личный момент своим уже привычным порывом к бегству. На этот раз она осталась сидеть на месте, но не смогла спрятаться от болезненного отклика, который, словно ложка дегтя, примешался к безгранично теплому чувству, возникшему в ответ на слова и прикосновения Адама, что определенно точно выходило за рамки их рабочих взаимоотношений.
"Билли, милая! Не пугай меня так больше", - зазвучал в голове голос тети Лидии, и Сэлинджер, прикусив губу, зажмурилась еще сильнее.
"Как сказала Габи: один хороший поступок ничего не исправит".
Забыв, что Адам сидит к ней спиной, девушка закивала головой, чуть крепче сжав пальцы на плече Адама, и осторожно провела второй рукой по другому плечу Миддлтона, будто проверяла наощупь, настоящий он или приснился ей в очередном слишком реалистичном сне.
— Я хочу домой, — внезапно проговорила Билли, открыв глаза, и когда почувствовала, что больше не может держаться под давлением белых стен палаты и застывшего в воздухе запаха лекарств, все же убрала руки от парня и почти взмолилась: — Пожалуйста, забери меня отсюда, я не хочу больше оставаться тут.
Адам, услышав перемену в голосе девушки, отпустил ее руку из-под своей щеки и обернулся.
- Билли? - он вопросительно посмотрел на Сэлинджер, старательно отодвигая назойливые мысли о том, что это его действия или слова привели к стремительному изменению в настроении девушки.
"Все же было хорошо. Что случилось?"
Не понимая до конца, что именно происходит, Адам встал с кресла и сел на кровать, внимательно смотря на Билли, будто пытаясь прочитать ее мысли.
- Конечно, - несмотря на беспокойство во взгляде, Миддлтон говорил привычно ровно. - Сейчас тебя осмотрит врач, и я сразу увезу тебя домой.
Предчувствуя паническую атаку, Билли попыталась спрятаться от окружающей обстановки и собственных мыслей в собственных ладонях, но за секунду до того, как она коснулась своего лица, взгляд Сэлинджер зацепился за левое запястье.
— Где они?.. — выдохнула девушка, взволнованно рассматривая свои руки. — Где мои часы? — Билли подняла перепуганный взгляд на Миддлтона. — Адам, где они? Ты их видел? Они были у меня на руке! — Сэлинджер начала хаотично осматриваться по сторонам в поисках часов. Еще чуть-чуть, и она задохнулась бы в собственных эмоциях, но парень среагировал мгновенно.
- Тише-тише, они здесь, - Миддлтон встал с кровати, отодвинул кресло от прикроватной тумбы и открыл ящик, где лежали все личные вещи Билли, и вынул оттуда часы с трещиной на циферблате. Каждый раз, когда его взгляд падал на эту трещину, Адам, привыкший к порядку во всем, гадал, почему Билли не отдает их в ремонт. Но теперь, видя реакцию девушки, понимал, что часы, похоже, имеют для нее огромную ценность даже в таком виде - особенно в таком виде.
И больше ничего не говоря и ни о чем не спрашивая, Адам накинул часы на левое запястье Билли и застегнул ремешок.
- Вот, теперь они на своем месте, - Миддлтон лишь смутно догадывался о причинах поведения и подступающей паники Билли, но сейчас это было не так важно. В этот момент необходимо было как можно скорее справиться со страхами девушки и показать, что ей ничто не угрожает, но Билли довольно резво притянула к себе свою руку с часами и прижала ее к груди.
- Я не хочу осмотр, - настойчиво проговорила она, глядя туманным взглядом куда-то в пол. - Со мной все хорошо, мне не нужен никакой осмотр, - сказав это, Сэлинджер откинула одеяло и попыталась встать, но как только она спустила ноги с кровати, Адам положил девушке руки на плечи.
- Билли, посмотри на меня, - голос Миддлтона звучал спокойно и уверенно, но девушка продолжала растерянно и беспокойно крутить головой по сторонам, поэтому парню пришлось взять ее лицо в свои ладони и аккуратно повернуть голову Сэлинджер на себя.
- Билли, - повторил Адам, смотря девушке в глаза, - вдохни поглубже и медленно выдохни. Дыши и смотри на меня. Сосредоточься на моих прикосновениях, - Миддлтон мягко провел большим пальцем по щеке девушки. - Чувствуешь это?
Еще как.
Стоило Билли поднять взгляд на парня и замереть в его руках, как собственное дыхание стало поразительно громким - громче стука сердца, громче голоса паникующего разума, громче всех окружающих звуков, и целый мир внезапно сосредоточился в одной точке - во взгляде Адама, наполненного обволакивающим спокойствием и ничем неподдельной заботой.
Помедлив, Сэлинджер медленно кивнула, внезапно позабыв о причине своей паники в руках Адама, и, делая глубокие вдохи и выдохи, несколько секунд спустя опустила взгляд на его губы.
Скорее ощутив, чем заметив, куда смотрит Билли, Адам продолжал держать ее лицо в своих ладонях, чувствуя, как вспыхнули собственные губы и как сердце забилось так сильно, будто сорвалось в кругосветный марафон, но парень тут же как можно дальше задвинул собственное желание наклониться и поцеловать девушку, ведь совершенно не планировал пользоваться моментом ее слабости. Нет, сейчас Билли (по мнению Адама) нуждалась в заботе и защите, и Миддлтон собирался полностью вывести ее из состояния паники.
- Хорошо, - ответил он на кивок девушки, и она подняла взгляд выше. - Продолжай дышать, Билли. Что бы там ни было, сейчас ты в полной безопасности. Тебя никто не тронет и никто не осудит - я не позволю. Очень скоро я отвезу тебя домой, и ты как следует от всего отдохнешь, - он тепло улыбнулся и, на несколько секунд убрав одну из своих рук от щеки девушки, заправил прядь ее волос за ухо, а затем вновь положил ладонь на лицо Билли. - Все хорошо, - Адам продолжал говорить совершенно спокойно. - Ты под моей защитой, а это значит, тебе больше не о чем беспокоиться.
"Если бы ты знал, что произошло два года назад, ты бы так не говорил", - подумала Сэлинджер, но не стала сопротивляться и прекратила попытки подняться с кровати.
Неожиданно открылась дверь, и в палату вошел лечащий врач Билли. Адам тут же отпустил девушку и отошел.
- Так и знал, что кто-то из вас просто сбил пульсометр, - покачал он головой, подходя к кровати. - Раз вы уже активно бодрствуете, я как раз займусь вашим осмотром, мисс Сэлинджер.
- Хорошо, - тихо отозвалась Билли, крепко вцепившись руками в кровать.
"Доктор МакКорнелл", - прочитала на его бейдже девушка.
- Не переживайте так, - проговорил врач, проверяя реакцию зрачков Билли на свет. - Самое страшное позади. Вам повезло, что травмы из-за падения оказались незначительными, - на этом моменте Сэлинджер бросила на Адама взволнованный взгляд, ведь парень прекрасно знал, что никакого падения не было. - Ваш жених вовремя вызвал помощь...
- Жених? - перебила доктора МакКорнелла Билли и вновь посмотрела на Адама - на этот раз с немым вопросом на лице.
- Да, ваш жених, мистер Миддлтон, - кивнул за свою спину мужчина, переходя к дальнейшему осмотру. - Вы забыли об этом? Это может быть последствием травмы.
За всем произошедшим Адам и забыл, что вчера представился женихом Билли, и теперь, когда врач так неосторожно раскрыл его хитрость, Миддлтон изо всех сил постарался сохранить невозмутимый вид и кивнул на вопросительный взгляд девушки, яростно борясь с собственным смущением.
— Нет, я... — растерянно пробормотала девушка, не собираясь приписывать себе провалы в памяти, и вновь посмотрела на доктора, -...я помню. Просто я... еще немного сонная.
— Ничего страшного, — кивнул МакКорнелл. Несколько минут спустя, закончив с осмотром, он сообщил: — Что ж, ваше состояние нормализовалось, никаких травм, препятствующих выписке, я не вижу. Если не хотите остаться здесь еще на одну ночь, чтобы отдохнуть, можете собираться домой, но я настоятельно призываю вас соблюдать постельный режим еще несколько дней. И, да, во время вашей транспортировки в госпиталь врачи были вынуждены разрезать вашу футболку. Но буквально через дорогу, — доктор обернулся к Адаму, — есть небольшой магазин одежды. Уверен, там найдется что-нибудь по размеру мисс Сэлинджер.
Миддлтон тихо выдохнул с облегчением, когда улучшение в состоянии Билли подтвердилось, и был очень рад тому, что не выдал своего смущения от "жениха" перед доктором. Адам практически в любой ситуации мог сохранить хладнокровие, но когда дело касалось Билли… тут он будто вновь становился подростком, не знающим как скрыть собственные эмоции.
"Черт".
- Да, я тоже так думаю, - вновь кивнул парень. - А насчет постельного режима… - начал было Адам, но тут же спешно проглотил продолжение фразы в стиле "не беспокойтесь, док, я прослежу". - Эм… слышишь, Билли, только отдых и никакой работы.
И все же щеки Адама залило румянцем, он и сам не понимал откуда взялась вся эта неловкость, а так же мощная тяга еще более неуместно пошутить, поэтому, чтобы не ляпнуть что-нибудь и не обострить ситуацию еще сильнее, Миддлтон подошел к Билли и произнес:
- Я быстро. Куплю тебе футболку и вернусь.
Лишь через пару минут после того, как Адам вышел в коридор, ему удалось взять себя в руки и побороть смущение. К магазину он спустился уже в более-менее спокойном состоянии и с нормальным цветом лица. Пробегаясь взглядом по рядам с одеждой, Адам быстро обнаружил стойку с футболками и отказался от помощи возникшей рядом девушки-консультанта. Миддлтон, конечно, не был уверен в размере Билли на все сто процентов, но ему всегда хорошо удавалось на глаз определять примерные параметры фигуры. Поэтому уже через пару минут Адам расплатился на кассе за светлую футболку без принта (заодно он взял черную футболку и себе, потому что вчерашняя его рубашка кое-где была в пятнах крови), а затем вышел из магазина.
МЕСТО ПОД ЭМОЦИИ БИЛЛИ
Как и обещал, Миддлтон сразу же вернулся в палату к Билли, весь поход до магазина занял у него не более десяти минут. Когда он открыл дверь, девушка по-прежнему сидела на кровати, обнимая собаку, и проверяла почту в своём телефоне. Как только на пороге возник Адам, Сэлинджер оторвалась от смартфон и, кивнув парню, сказала с улыбкой:
- А вот и мой жених!
Вот только эта улыбка могла означать, что угодно: как радость от его возвращения, так и сильное негодование из-за поступка Адама.
Миддлтон прищурился, чувствуя, как лицо вновь заливает краской, и произнес:
- "Жених" пойман с поличным, - он тихо усмехнулся и, закрыв дверь в палату, подошел к кровати девушки. - Но в свою защиту могу сказать, что иначе бы меня к тебе не пустили, а одну я тебя оставить не мог, - с совершенно невинным выражением лица Адам пожал плечами и достал из пакета футболку в попытке как можно скорее уйти от смущающей его темы. - Посмотри, - и протянул ее Билли, - надеюсь, подойдет.
- Я так и поняла, - ответила Сэлинджер и развернула купленную Адамом одежду. - Спасибо. Думаю, подойдёт, но... проверить смогу, только если ты как минимум отвернешься, - Билли многозначительно посмотрела на парня.
Миддлтон "подвис" на секунду и тут же кивнул:
- Да, конечно, я как раз сам переоденусь, - он улыбнулся и, не удержавшись, добавил, - только чур не подсматривать.
Билли тут же поджала губы, но ограничилась тихим "фырк".
"Не очень и хотелось", - мысленно соврала она.
Адам взял кресло, на котором провел эту ночь, откатил его подальше и закинул на него пакет со своей футболкой. Невольно улыбаясь, сам конкретно не зная чему, парень расстегнул рубашку, стянул ее с себя и положил на кресло, но переодеваться не спешил.
Не планируя поворачиваться в его сторону, но случайно все же заметив краем глаза спину Адама, Билли вздернула брови и приоткрыла рот в тихом ступоре. Ей бы вернуться к переодеванию, но Сэлинджер словно парализовало, пока она бессовестно рассматривала мышцы на спине парня. В добавок в её голову поползли картины недавнего утра, когда Билли случайно застала Адама в своём душе полностью без одежды, и бедная девушка едва не забыла, что она вообще делает в этой палате, но вовремя опомнилась и вернулась к переодеванию, на этот раз благоразумно отвернувшись к кровати.
Слыша, как тихо шуршит больничная рубашка, Адам все же осторожно начал поворачивать голову в сторону девушки, но остановил себя на полпути, чувствуя, как сердце вновь заходится в ускоренном ритме.
"Просто оденься", - отрезвил парень сам себя и быстро натянул футболку.
- Уже можно повернуться? - решил на всякий случай уточнить Миддлтон.
- А?.. - отозвалась девушка, все ещё находясь под слишком приятным впечатлением от увиденного. - Кхм, - кашлянула она, почти через силу возвращая себя к реальности, и опустила края футболки. - Да, я все.
Но стоило ей повернуться и увидеть Адама в чёрной футболке, как Билли тут же вздохнула с плохо скрываемой досадой.
"Да чтоб тебя. Не мог найти что-то, что сидит на тебе не так... идеально?"
А Адам, оценив свою покупку на Билли, едва сдержался, чтобы не кивнуть - смотрелась она очень хорошо. Миддлтона лишь насторожила досада в глазах девушки, но затем за досадой он прочитал нечто еще и довольно улыбнулся.
- Думаю, с размером ты угадал. Я... про свою футболку, - тут же непонятно зачем уточнила Билли. - И про твою. Про обе, - немного покраснела она и замолчала.
"Черт".
- Ну, к своему размеру я уже привык, - кивнул Адам, пытаясь перестать улыбаться, но у него ничего не выходило, - Я рад, что все подошло, - он пробежался взглядом от пояса Билли до ее глаз и добавил: - Отлично выглядишь.
- Ты... тоже, - смутилась Сэлинджер.
Борясь с желанием подойти к девушке и, положив руки ей на талию, притянуть к себе, Миддлтон подхватил свою рубашку с кресла, аккуратно ее сложил и убрал в пакет.
- Ну что, ты готова ехать домой? - обратился он к Билли, думая о том, что явно угадал и с выбором своей футболки.
— Готова, — кивнула девушка, надевая куртку поверх футболки, и немного поморщилась из-за ноющих суставов. — Я бы сейчас тоже убила за массаж, — пробормотала она вслух, но сразу же опомнилась. — Но это я просто так, без намеков.
"Жаль", - мысленно выдохнул Адам, размышляя над тем, что Билли бы массаж в его исполнении точно понравился.
- А я уже хотел сказать, что намек принят, - Миддлтон внимательно посмотрел на плечи девушки, чуть наклонив голову на бок. - Но если что - за массаж убивать никого не придется, я уже здесь.
Адам понимал, что начинает переходить черту и вскоре скатится к самым неуместным фразам из своего репертуара. Поэтому ему пришлось приложить все силы, чтобы вернуть себе хоть какое-то хладнокровие, и частично это даже удалось. Миддлтон вновь принял относительно спокойный вид, но в его глазах от обжигающего взгляда девушки плясали черти.
Поправив волосы, Билли взяла с кровати собаку и направилась к двери, чтобы как можно скорее покинуть стены этой палаты и самого госпиталя.
Адам поспешил за девушкой, прихватив пакет с рубашкой, и, обогнав Билли, открыл перед ней дверь, первой выпуская в коридор, а затем вышел сам.
На оформление выписки и заполнение бумаг ушло еще какое-то время, за которое Адам успел вызвать такси и написать Лео, чтобы тот подъехал к дому Билли.
Прошлым вечером Миддлтон уже вкратце обрисовал другу ситуацию, умолчав об истинной причине травм девушки. И как бы ему самому ни хотелось сегодня проследить за тем, чтобы Билли отдыхала и соблюдала "постельный режим", Адаму необходимо было выйти на работу. А Лео последние дни и так вкалывал за двоих, поэтому небольшой выходной другу совершенно не помешает. Холден был единственным, кому Адам мог доверить Билли, особенно сейчас, когда все родные девушки находятся по ту сторону границы с Мексикой. Осталось только рассказать Лео, что в этот день ему предстоит присмотреть за Билли и не дать ей затосковать по семье.
Когда с медицинской бюрократией было покончено, Адам с Билли попрощались с медперсоналом и направились к лифту. Миддлтон даже не раздумывал над следующим своим действием, считая его вполне естественным проявлением заботы, поэтому согнул руку в локте и сказал:
- Обопрись на меня, идти будет легче. И не спорь, - Адам внимательно посмотрел на девушку, - а то возьму тебя на руки.
- Входишь во вкус? - усмехнулась она и обхватила подставленное плечо, на что парень лишь улыбнулся.
На протяжении всего пути до дома Билли сознательно игнорировала ноющую боль в теле, которая, словно эхо вчерашних событий, напоминала о себе на любом слишком быстром повороте, яме на дороге или не самом удачном торможении машины. И когда такси припарковалось рядом с подъездом ее дома, девушке пришлось дождаться, пока Адам откроет дверь, чтобы с его помощью максимально безболезненно выбраться из салона.
- Еще немного, и я полностью привыкну вот к этому, -  кивнула Сэлинджер на джентльменский жест парня и, все так же, под руку, направилась вместе с ним к подъезду, рядом с которым их уже дожидался Лео. - Эй, ковбой Мехико! - улыбнулась она Холдену, отпустив плечо Адама, и остановилась рядом с дверью в поисках ключа.

НОВЫЙ ПОСТ С ОТВЕТКОЙ - ОТ ПРОФИЛЯ ЛЕО, И ДАЛЕЕ КОНЕЦ ГЛАВЫ ТАМ
- Мне кажется, это все лишнее, - вздохнула Билли, открывая дверь. - Я, в конце концов, не ребенок и не нуждаюсь в двадцатичетырехчасовом присмотре.

0

3

- Привет, - отозвался Лео, пожав руку Адама и бегло осмотрев Билли. - Рад, что все обошлось. И как тебя угораздило так упасть? - нахмурился Холден, переводя взгляд с Билли на друга и наоборот.
День у Лео сегодня не задался с самого утра - прибыл свидетель, который во всеуслышание утверждал, что видел Андерсона, хотя тот был уже давно мертв. Холден прекрасно понимал, что "свидетель" явно обознался, однако отмахнуться от настойчивого парня не мог - выслушал все с "заинтересованным" видом и записал показания, все больше убеждаясь, что тратит свое время зря. Выйдя с допроса в состоянии полной задумчивости, Лео очнулся от своих мыслей только когда подошел к машине, к черту, эту ложную информацию, сейчас каждый так и норовит приложить руку к "расследованию века" и поимке кровавого маньяка Чикаго, на повестке дня у Лео было еще одно важное дело, и там точно никому и ничего не показалось.
Адам не уточнял, почему после проводов близких, они с Билли оказались в больнице, и Холден начинал подозревать, что друг вновь пытается скрыть какие-то детали дела с маньяком, чтобы Лео не вызывал национальную гвардию.
Что там могло случиться? Холден слабо себе представлял. От друга он узнал лишь то, что они с Билли были в парке аттракционов, а потом… девушку увезли в больницу.
"Упала", - говорил Миддлтон.
Но учитывая какой уровень безопасности в "Six flags", Лео с трудом верил, что это было случайное падение и причину искал в очередных действиях маньяка. Холден собирался выяснить у Адама все как можно подробнее при личной встрече, поэтому, сев в машину и не теряя времени, тут же направился к дому Билли.
Разгоняясь до максимума разрешенной скорости, Лео с силой выкручивал руль и настолько лихо входил в повороты, что поймал поток ругательств в свой адрес от недовольных водителей, на которых впрочем не обратил никакого внимания. Неудивительно, что при такой быстрой езде, Лео оказался у подъезда Билли раньше друга и девушки. Ему пришлось провести еще несколько минут в ожидании, которые он занял звонками по работе.
- Неохраняемые ограждения, - быстро ответил Адам на вопрос друга. - Одна из девушек в парке решила залезть туда, куда не следовало - зацепилась, Билли не могла остаться в стороне и постаралась помочь, но в итоге они обе пострадали. Однако, как ты и говоришь, главное, что все обошлось.
Лео скептически посмотрел на друга, но все же кивнул:
- Ладно, допустим маньяк тут не при чем.
- Он и не при чем, - подтвердил Адам. - Этот гад пока затаился.
Холден тихо выдохнул, чувствуя, что друг все равно что-то не договаривает, однако насчет того, что повреждения Билли дело рук маньяка, похоже, Лео опасался зря.
— Мне кажется, это все лишнее, — вздохнула Билли, открывая дверь. — Я, в конце концов, не ребенок и не нуждаюсь в двадцатичетырехчасовом присмотре.
Но Адам был другого мнения на этот счет, о чем сразу и заявил:
- Билли, ты серьезно пострадала и врач прописал тебе отдых и постельный режим. Неужели так плохо, когда лежа на диване в своей гостиной, тебе не придется самой вставать за едой?
- А еще у тебя есть шанс выучить парочку мексиканских ругательств, - добавил Лео, и Миддлтон тут же закатил глаза. - И знаю я несколько интересных историй о друге…
- Ты главное береги свой словарный запас, - покачав головой на слова Холдена, Адам обратился к девушке. - И не верь тому, что он про меня сочиняет.
- Теперь я просто обязана его выслушать, - усмехнулась Билли.
Миддлтон прошел вместе с ней и Лео до квартиры и перед своим уходом на работу дал еще наставлений другу, а девушку попросил быть как можно осторожнее, меньше нагружать себя и больше отдыхать. После Адам неохотно, но все же вышел из квартиры Сэлинджер, решив заехать перед работой домой, чтобы принять душ и переодеться в костюм.
- Ты выглядишь уставшим, - заметила Сэлинджер, взглянув на Лео, и направилась на кухню. - Голоден?
- Ерунда, - отмахнулся Холден, не став уточнять, что это его обычное состояние при таком крупном расследовании, и прошел вслед за девушкой к барной стойке, - А вот от перекуса я бы не отказался, но... - он внимательно посмотрел на Билли, - кое-кому тут прописали постельный режим, так что ты давай в ванную, умывайся и на диван, а я закажу нам чего-нибудь перекусить или соберу обед в холодильнике.
- Лео, я в порядке! - возмутилась девушка. - Если будешь трястись надо мной, как над хрустальной вазой, отправишься вслед за своим другом.
- Ну, во-первых, ты не в порядке, и отрицать это бессмысленно, - совершенно справедливо заявил Холден, - а, во-вторых, - Лео на задумался на некоторое время, понимая, что в случае с Билли с проявлением заботы надо быть аккуратнее, - если я уеду отсюда, то Адам потом проест мне мозг занудными нотациям,  и я пожалею о том, что вообще на свет родился. И я не трясусь над тобой, тебе просто надо расслабиться на этот день и все, - Лео сел за стойку и пожал плечами. - Так как насчёт еды на заказ?
- Как насчёт пары салатов и пиццы? - вздохнула Сэлинджер, решив повременить со спорами.
- Полностью поддерживаю, - кивнул Лео и мечтательно улыбнулся. Позавтракать ему сегодня не удалось, поэтому от мыслей о еде на душе становилось теплее.
- Тогда закажи на свой вкус, телефон на холодильнике - там делают божественную пиццу. Я пока в душ, а ты чувствуй себя, как дома.
Подмигнув мексиканцу, Билли развернулась и скрылась в ванной комнате.
Когда она вернулась обратно - посвежевшая, с подсушенными после душа волосами, - Холден как раз сидел на диване и щелкал по пульту от телевизора, пытаясь отыскать мало-мальски интересный канал.
- Как успехи? - хохотнула девушка, оценив его усердие и заметив тихое ворчание на испанском.
Лео с досадой выдохнул и откинулся на спинку дивана.
- Ничего, - он махнул рукой, - а я-то думал - это в вечернее время нечего смотреть. Предлагаю выбрать какой-нибудь фильм. Что скажешь?
- Я только за, - кивнула девушка. - Но ты, между прочим, хотел рассказать мне что-то про Адама.
Но звонок в дверь опередил ответ Холдена.
- Еда приехал-ла, - довольным голосом протянула Билли и направилась вместе с Холденом к двери. - Вы теперь меня одну никуда не отпустите? Даже в туалет?
- Так точно, - кивнул Лео, - и мало ли кто за дверью. В нашей ситуации лучше перестраховаться.
Покачав головой, Сэлинджер осторожно приблизилась к дверному глазку и пару секунд спустя перевела взгляд на Холдена.
- Это Карла, курьер той пиццерии.
Подвинув Лео в сторону, Билли открыла дверь и улыбнулась девушке в фирменной одежде.
- Привет! Ты, как всегда, оперативно.
- Такова моя работа, - хохотнула Карла и протянула Сэлинджер пиццу, а вместе с ней и еще одну коробку с фирменным лейблом.
- А это что? - удивилась Билли, протянув Лео пиццу, пока сама рассматривала картонную упаковку из местной пекарни. - Мы не заказывали.
- Похоже на торт, - пожала плечами Карла. - Встретила доставщика на лестнице. Сказал, у них очередная акция.
- Опять спамят выпечкой, - вздохнула Сэлинджер и, улыбнувшись девушке, расплатилась за заказ, после чего, закрыв дверь, направилась вместе с Лео на кухню. - Надо запретить на законодательном уровне рассылку рекламных тортов, - усмехнулась Билли. - Они уже несколько раз присылали мне то капкейки, то новые торты на пробу. И ладно пирожные, но торт - это все-таки что-то совсем бессовестное. Преступление против фигуры, - вздохнула Билли и посмотрела на мексиканца. - Ты, кстати, как к тортам относишься? Может, себе заберешь?
- Сладкое - это моя слабость, - кивнул Лео, - так что не откажусь.
- Тогда я только посмотрю, что пришло на этот раз, - кивнула Сэлинджер и сняла крышку с коробки, - и... - опустив взгляд на содержимое, Билли вскрикнула и отшатнулась от барной стойки, закрыв рот руками. - Что это, Лео?? - невнятно спросила она, не убирая руки от рта. - Что это??
Девушка очень надеялась, что ей показалось, или это слишком реалистичное исполнение мастикой и другим съедобным декором, но как только Холден приблизился к коробке, опасения Билли подтвердились: внутри, на красивой серебристой подставке под выпечку, в россыпи из кондитерской посыпки, лежало настоящее человеческое сердце.

Отредактировано Leonard Holden (2019-06-15 17:58:03)

0


Вы здесь » homecoming » Adam & Billy [2] » Глава 6


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC